Игорь Ашурбейли. Из оборонки – в космос и политику
07.07.2016 15:30

 

№ 26 (517) от 7 июля 2016 [ «Аргументы Недели » ]

 

Через два месяца пройдут выборы в Государственную думу. Список партий, допущенных к участию в них, будто бы уже сформирован. Но, как оказалось, партийное строительство в стране не останавливается. Появляются новые партии, второе дыхание обретают уже известные. Одна из них «Партия Возрождения России», созданная ушедшим ровно год назад из жизни экс-председателем Госдумы Геннадием Николаевичем Селезнёвым. Второе дыхание партии призван дать его давний товарищ и соратник, бывший руководитель знаменитого оборонного концерна воздушно-космической обороны «Алмаз-Антей» Игорь АШУРБЕЙЛИ. С ним встретился главный редактор «АН» Андрей Угланов.

 

 - Игорь Рауфович, «на носу» очередные судьбоносные выборы в Госдуму. Началась небывалая активность партий по выдвижению своих кандидатов. Недавно услышал, что и вы имеете самое непосредственное отношение к партии, которую создал Геннадий Николаевич Селезнёв. Его уже год, как с нами нет, но партия вдруг стала возрождаться уже без её создателя. Это слухи или что-то реальное?

 

– Нет. Это не слухи. Геннадий Николаевич два созыва возглавлял нашу Госдуму, а целых четыре созыва был её депутатом. «Партия Возрождения России» – его детище.

 

 – Как вы оказались связаны с этой партией?

 

– Объясняется это исключительно моими личными, причём внепартийными отношениями с Геннадием Николаевичем Селезнёвым. Если бы это был какой-то другой человек или другая партия, наверное, я никогда не представил бы себя в роли участника партстроительства. Даже в планах у меня этого не было. Но с 1996 года я был знаком с Селезнёвым, и это знакомство перешло потом в серьёзное товарищество. Когда он уже возглавил Государственную думу, не раз бывал у меня на предприятии НПО «АЛМАЗ» имени академика А.А. Расплетина и не раз встречался с коллективом. Затем он был одним из вдохновителей создания газеты «Военно-промышленный курьер». Я, в свою очередь, помогал парламентской газете «Россия», которую в тяжёлые для неё времена приобрёл и ныне передал «Партии Возрождения России». Сотрудничали и по организованным Геннадием Николаевичем Ялтинскому кинофестивалю «Вместе», и по конно-спортивным соревнованиям по конкуру «Виват, Россия!». Некоторое время я был его заместителем в движении «Россия». Это не партия, а общественная организация, которой около 15 лет. В последний год он привлёк меня и к вопросам своей «Партии Возрождения России», хотя при этом я не был членом партии. Просто помогал Геннадию Николаевичу организовывать выборную кампанию прошлого года. Но получилось так, что его партийное наследство осталось без руководителя и моя память о нём не позволила просто бросить это его последнее начинание. И вот на последнем внеочередном съезде партии, который прошёл 17 июня в Доме журналиста, где традиционно проходили съезды «Партии Возрождения России», 53 региона России тайным голосованием и единогласно избрали новый Центральный совет партии и меня его председателем. 21 июня избранный съездом президиум партии избрал меня ещё и председателем президиума. Это не означает, что я занял место Геннадия Николаевича – лидера партии, как записано в её уставе. Я председатель центрального совета и президиума партии, по-старому что-то вроде секретаря партии, членом которой, собственно, стал только в день съезда.

 

– Будете участвовать в сентябрьских выборах в Госдуму?

 

– Президиум прошёл только 21 июня, и суетиться в оставшиеся два месяца не нужно, да и преждевременно. Поэтому в сентябре мы поучаствуем только в региональных выборах в ряде заксобраний и выборах на уровне городов. А по итогам, когда будет понятна новая политическая палитра России, соберём в конце сентября заседание центрального совета и президиума партии. И только после этого займёмся серьёзным переформатированием партии и подготовкой к следующим выборам в Госдуму. Как подсказывает интуиция, они пройдут до конца 2018 года: может случиться так, что новая Госдума не проживёт свой полный срок. Поэтому на среднесрочную перспективу будем готовиться к концу 2018 года, когда пройдут президентские выборы и станет известен состав нового правительства. А в долгосрочной перспективе пойдём на следующие выборы в Госдуму, если не будет досрочных. Ещё раз подчеркну – я ни в коем случае не лидер партии. Мы будем либо воспитывать этого нового лидера внутри партии, либо найдём во внешнем мире. Лично я категорически не имею ни малейшего желания или намерения идти ни в Государственную думу, ни в правительственные органы. Мне интересна сама идея структуризации гражданского общества, сама идея построения в стране справедливого общества. Всё-таки не надо забывать, что с чисто идеологической точки зрения – я инженер-системотехник. Этот проект мне неинтересен. Поэтому в моих действиях отсутствует корысть, отсутствует политизированность. То есть передо мной не стоит выбор – за белых или за красных, за Путина или против Путина. Я не играю в идеологию. Не играю в оппозицию. Мне интересен проект как новая система построения справедливого гражданского общества в моей стране – России.

 

– Сегодня все стремятся оседлать тему патриотизма. И коммунисты, и «Справедливая Россия», и «Единая Россия». Трудно разобраться. Все говорят очень правильно и красиво. Скажите, вы человек плоть от плоти военно-промышленного комплекса, где априори подразумевается патриотизм. В чём ваше отличие от коммунистов?

 

– Во-первых, о патриотизме как о национальной идее сказал человек, с которым спорить не принято. Это президент России. Впервые именно из его уст я услышал о том, что национальной идеей России является патриотизм. То, что это подхватили другие партии, – уже эхо. Моё личное мнение – с точки зрения национальной идеи – наверное, совпадает. Просто я считаю, что идеология должна начинаться снизу, а не сверху. С реструктуризации гражданского общества, с понимания того, из каких ячеек-слоёв-идей-чаяний оно сегодня состоит. Надо больше слушать «землю», слушать народ. И начинать надо с муниципальных образований, с местного самоуправления, с большего делегирования прав именно туда. Пирамиду надо строить с фундамента, а не с верхушки. Поэтому любые лозунги, даже самые правильные со стороны власти, всё равно вторичны. Поэтому идеология должна строиться снизу. Она должна родиться естественным путём. Не через экранных «политтехнологов и глашатаев истины», а от корней.

 

– Давайте поговорим о промышленной политике, о сельском хозяйстве. Проблема российской экономики в кредитовании промышленности, помощи сельскому производителю, малому бизнесу. Это, наконец, продление режима санкций, уже с нашей стороны, чтобы не разорились те, кто поверил в политику импортозамещения и набрал кредитов. Коммунисты даже говорят, что нужно нефтянку национализировать.

 

 – Понятно. Всё это лозунги. Давайте сделаем это, давайте сделаем то. Вновь лозунги идут откуда-то даже не сверху, а сбоку. В нашей партии, думаю, будет два крыла в виде двух общественных движений. Это движение «Россия», которое возглавлял Геннадий Николаевич, – с его лидерами мы проведём переговоры. И движение «Граждане за себя», которое я возглавляю уже 14 лет. В саму партию можно будет войти либо через одну дверь, либо через другую. Грубо говоря, одна дверь – для тех, кто за коммунизм, национализацию и государственность. Другая – кто за капитализм, демократию и частную собственность. На самом деле это те два направления, которые разъединяют наше общество. Объединяющее центристское начало, как мне представляется, находится в объединении государственности и частной собственности. И задача партии, как я это вижу, чтобы все дискуссии на тему «За капитализм или за коммунизм» велись внутри двух этих движений. На партийные трибуны выходили бы уже отработанные решения. А партия проповедовала их соответственно в парламенте, если она там будет, и в обществе. Я вообще против партий. Они раскалывают общество. А его сейчас надо консолидировать, централизовать, для того чтобы вместе поднимать страну. Но, несмотря на то что лично я против партий как таковых, другого юридического механизма сейчас нет. До того как этот механизм появится, мы вынуждены пользоваться теми инструментами, которые у нас есть. Поэтому ещё раз подчёркиваю, что будет существовать два крыла, два движения – левое и правое внутри одной партии. Такого в политической системе России я не видел ни у кого. Все причисляют себя к какому-то лагерю. А мы хотели бы занять уникальную позицию, которая приемлет и левые, и правые взгляды. Мы хотим на созидательном уровне, как в тигле, переплавить разногласия. Это станет партией состоявшихся, основательных людей.

 

Прибытие лучшего в мире зенитного ракетного комплекса С-400 на боевое cдежурство в Сирию. Руководил разработкой С-400 Игорь Рауфович Ашурбейли. Фото Управление пресс-службы и информации Минобороны РФ / ТАСС

 

 – А вот два крыла… Как можно совместить, например, Набиуллину, от которой зависит вся банковская система, и того же Глазьева? Это кошка с собакой.

 

– А мы не будем никого совмещать. Ещё раз подчёркиваю. Левое и правое крыло не в партии. Левое и правое крыло – это два общественных движения и все те, другие, которые вокруг них. Поэтому у нас не борьба людей, как в примере с Глазьевым и Набиуллиной. Они варятся в родной им среде, а их идеи уже привносятся в партию. Идёт борьба идей, а не людей. А партия принимает итоговые внутренние взвешенные решения. И уже с единой партийной позицией идёт в парламент и в общество.

 

- Ну всё равно, чтобы говорить о планах, нужно всё и всех персонифицировать. Возьмём, например, правительство. Многие министры свою слабость, импотенцию выдают за слабость страны.

 

– Я вам шуткой отвечу. Сейчас модно ругать правительство, министров…Что, мол, в правительство пришли дилетанты. Я всё время поправляю: «Ребята, не так. Не дилетанты пришли. Дилетантов хотя бы можно научить. Пришли про-фа-ны. А профан, он не хочет учиться. Он всегда считает себя правым». Это наиболее тупиковая ситуация. Ну какой смысл перечислять фамилии? В правительстве есть люди профессиональные, есть дилетанты, есть профаны. К сожалению, доля профанов растёт постоянно, доля профессионалов сокращается.

 

– Давайте вспомним про оборонку, откуда вы идёте в политику.

 

– Да не иду я ни в какую политику! Сказал же – для меня это просто очень интересный глобальный и системный проект гражданской реструктуризации российского этноса, которому я служу. Что касается оборонки, как раз рост числа профанов в ней и стал главной причиной того, что я решил окончательно уйти из оборонной промышленности. Пять лет назад ушёл с «Алмаза», ещё пять лет продолжал курировать свои частные оборонные предприятия. Их у меня шесть: в Москве, Зеленограде, Рязани, в Калужской области и в Арзамасе. С общей численностью работающих порядка 7 тысяч человек. Недавно провели конференцию руководящего состава группы компаний «Социум». Это мой холдинг, которому столько же лет, сколько предпринимательству в России: он был создан 10 июня 1988 года в день принятия Закона о кооперации. То есть как только частную собственность разрешили, так я его и создал, будучи аспирантом. Так что компании 28 лет. Но в последние пять лет я понял, что мне больше неохота работать в агрессивной среде, когда вся задача правительства – в создании оборонно-промышленного, государственного капитализма. Хоть и много говорилось о частно-государственном партнёрстве, на самом деле вся политика строится на госкорпорациях, на укрупнении и т.д. Плохо это или хорошо, я не хочу об этом говорить. Просто частному бизнесу нечего делать в агрессивной среде, задачи которой либо тебя поглотить, либо лишить заказов, либо прижать какими-то иными способами. А я привык заниматься глобальными законченными технологичными цепочками с конечным финальным продуктом, как С-300, С-400, С-5 и т.д. В агрессивной среде частнику невозможно держать незаконченную финальную цепочку. И я не вижу профессионального удовлетворения в том, что выпускаю нечто, что не является самостоятельным финальным вооружением, способным принести пользу России на потенциальном театре военных действий. А делать какие-то, пусть очень важные, комплектующие, отдельно законченные устройства, блоки только для зарабатывания даже больших денег, мне неинтересно. Поэтому я поставил управляющей компании задачу продажи всех опорных активов и выхода из оборонной промышленности в целом. Если бы я ушёл из оборонки раньше, когда не по своей воле покинул – с объявлением благодарности за работу – пост генерального директора «Алмаза», это выглядело бы как бегство и как слабость. Поэтому я спокойно выждал пятилетнюю паузу, дождался положительных результатов всевозможных проверок правоохранительных органов по доносам своих бывших подчинённых и коллег, исчерпал пятилетний срок по секретности. Какие ко мне, собственно, есть вопросы? Несмотря на заказную информационную войнушку в СМИ, юридически и, главное, морально я чист. Претензий ко мне со стороны органов нет. Конечно, если что-то вдруг не изменится в связи с моим приходом в «Партию Возрождения России». Но это уже, как говорится, другая история. А пока я со спокойной совестью говорю: ребята, до свидания! Теперь, уже как частное лицо, продолжаю профессионально заниматься научными проектами в воздушно-космической сфере, но уже в международном масштабе. В частности, возглавил в этом году комиссию ЮНЕСКО по космосу. Первая энциклопедия этой комиссии – «Наука о космосе» – будет презентована в Париже в штаб-квартире ЮНЕСКО осенью этого года. Будет, соответственно, учреждена медаль ЮНЕСКО, которая будет вручаться нами раз в год за научные достижения в области космических технологий. В Вене, по месту дислокации комитета ООН по космосу, создал международный центр исследований космического пространства «AIRC». Основал, издаю и являюсь главным редактором международного космического журнала «ROOM». В составе редакционного совета представлены VIP-персоны всех стран, которые имеют достижения в космической области. Так что продолжаю заниматься своей профессиональной деятельностью, но уже на экспертном уровне – как в России, в качестве председателя Вневедомственного экспертного совета по вопросам воздушно-космической сферы (ВЭС ВКС), аккредитованного при ЭКОСОС ООН, так и за рубежом.

 

 – Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ?

 

– Конечно, нет. Во-первых, я убеждённый гражданин России, и так просто от меня не избавиться. Хотя, мультигражданство, на мой взгляд, – это будущее земной цивилизации. Во-вторых, в России продолжает работать и развиваться мой многопрофильный холдинг «Социум». Там есть, в частности, любимое моё направление по созданию образцового сельского поселения и агрохозяйства в Нижегородской области – родине моих предков по материнской линии. Плюс развитие частного венчурного направления так называемых бизнес-ангелов, пока плохо развитого в России, но без которого у нас не будет технологий будущего. В?третьих, за мной остаётся большой пласт благотворительных проектов в России, в которые за последние пять лет мы вложили около 600 миллионов рублей. И главное, будучи заместителем С.В. Степашина, как председателя старейшей в России международной общественной организации – Императорского православного палестинского общества, – несколько месяцев назад я был назначен директором этого общества в государстве Израиль. Там сейчас осуществляется крупный проект по возвращению в государственную собственность Российской Федерации православных святынь на территории Святой земли, которые были утеряны после революции 1917 года. Есть соответствующее поручение президента РФ. Есть соответствующее поручение Патриарха Московского и всея Руси. Будем выполнять.

 

– Ну что ж, удачи вам и на земле, и в космосе, и на Святой земле. Ну и в партстроительстве!

Использование этого материала сайта газеты «Аргументы недели» в Интернет-пространстве допускается только при обязательном размещении гиперссылки на источник публикации:
http://argumenti.ru/society/n546/455305

 

 

При полном или частичном использовании
материалов ссылка на ресурс обязательна.

Яндекс.Метрика