Как сделать россиян богаче
29.08.2019 09:00

 

С точки зрения реальных доходов населения, рост ВВП России на 0,9% в год категорически недостаточен    29 августа 2019, 08::12
Фото: Илья Мордвинкин/ТАСС 
Текст: Николай Проценко

Президент Владимир Путин выразил обеспокоенность доходами населения, которые либо слишком медленно растут, либо вовсе падают. В частности, с начала года они снизились на 1,3%, несмотря на низкую инфляцию. Какие меры можно предпринять, чтобы переломить эту ситуацию и пополнить кошельки россиян?

Существует простая формула для перевода основного макроэкономического показателя – динамики роста ВВП – на язык реальности, данной каждому в ощущениях. Если рост регистрируется в пределах 2% в год, его замечают главным образом статистики, которые тоже могут ошибаться (иными словами, есть определенная вероятность того, что в действительности экономика не растет). В диапазоне 2-4% рост хорошо ощущает бизнес, который начинает расширять производство и активно инвестировать в новые мощности, то есть строит планы на будущее. А если динамика ВВП превышает 4-5%, это заметно уже большей части граждан.

С точки зрения реальных доходов населения, рост ВВП России на 0,9% в год категорически недостаточен. Между этими двумя показателями есть связь. Росстат оценивает доходы россиян, исходя из их совокупных расходов. Если расходы снижаются, это свидетельствует о падающем спросе. Падает спрос – падает загрузка производственных мощностей, то есть сокращается добавленная стоимость в экономике, которая в конечном итоге и определяет ключевой показатель – ВВП.

Налицо и обратная зависимость. «Без значимого экономического роста - более 3% (поскольку менее 3% для России это де-факто стагнация) рост реальных располагаемых доходов граждан – невозможен», - констатирует экономист, доцент РАНХиГС Сергей Хестанов. При этом, по его словам, структура экономики России такова, что значимый рост возможен только за счет внешних факторов - прежде всего за счет роста сырьевых цен. А этот сценарий сейчас маловероятен, скорее наоборот.

 

«Общая ситуация с доходами населения напоминает поздний СССР: официально - немного растут, реально - умеренно падают. Застой - он застой и есть», - подчеркивает Хестанов.

 

Что делать?

Аналогия с эпохой застоя напоминают о советской поговорке тех лет: вы делаете вид, что нам платите, а мы делаем вид, что работаем. Сегодня российская экономика оказалась в сходной ситуации. Для роста ВВП необходимо повышение производительности труда, но она достигается, в том числе, за счет увеличения оплаты и улучшения условий этого труда.

Очевидно, что проблема упирается в отсутствие «хороших» рабочих мест с достойной зарплатой, гуманными условиями, большим соцпакетом и т.д. Не менее очевидно, что в стране с рыночной экономикой такие рабочие места должен создавать прежде всего бизнес. Поэтому, убеждены многие экономисты, выход из ловушки низких доходов находится на пути развития национальной предпринимательской инициативы. 

При этом эффективность стимулирования предпринимательства упирается в отсутствие институциональных реформ, о которых ответственные за экономическую политику чиновники говорят уже много лет, а воз и ныне там. «Для начала нужно определить правила игры, ограничивающие силовой прессинг. Это мощный фактор страха перед открытием своего дела. Далее - изменение налоговой и бюджетной политики от изымающей к стимулирующей, ликвидация неэффективного госсектора», - говорит бизнес-консультант, доктор экономических наук Александр Полиди.

Похожей точки зрения придерживается уполномоченный по правам предпринимателей при президенте Борис Титов. «Не бывает роста при падающих доходах населения. И особо отмечу, что не бывает его при необузданных силовиках. Извините, граждане - или одно, или другое. Или все будем высасывать в бюджет, в закрома родных чиновников, или дадим свободу производить», - написал он на своей странице в Facebook.

Еще одна проблема - недоступность кредитных ресурсов для бизнеса.. «Если раньше многие предприятия, особенно малые и средние, просто дышали на ладан, то теперь, в условиях падающего спроса и невозможности перекредитоваться, они массово уходят с рынка, поскольку их расходы превышают доходы. На следующем шаге это приводит к падению спроса на инвестиционные товары, спроса на аренду помещений для бизнеса, то есть запускается эффект домино, цепная реакция, которая угрожает схлопыванием ряда сегментов экономики», - говорит старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН Михаил Чернышов.

Налог нынче дорог

Большинство экономистов, если задать им прямой вопрос о том, как поднять доходы населения, неизменно упираются в вопрос налогов. Тот же Борис Титов пишет следующее:

«Несовместимы рост промышленного производства и высокие процентные ставки по кредитам, рост и двузначная прибавка тарифов на электроэнергию, и конечно же, рост и одновременное введение новых налогов. Увеличение НДС в нашей ситуации - это экономический абсурд, нонсенс».

Недавнее повышение НДС с 18 до 20% сейчас критикуют даже топ-менеджеры госкомпаний, например, Михаил Задорнов – председатель правления банка «ФК Открытие», контролируемого ЦБ РФ. В недавнем интервью РБК он назвал это ошибочным шагом.

Идеологи увеличения налоговых изъятий во главе с Минфином настаивали, что подобные меры необходимы, чтобы поскорее запустить национальные проекты, которые, в свою очередь, помогут разогнать экономический рост. Но пока этого не произошло. В первом полугодии в федеральном бюджете действительно образовался профицит в размере 1,6 трлн руб. (1,5% утвержденного ВВП), но уровень исполнения его расходов составил 42,5% - самый низкий показатель с 2012 года, сообщил недавно глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Исполнение же расходов по нацпроектам оказалось на уровне 32,4%, причем это средний показатель – по ряду ключевых направлений, такие как «Производительность труда» и «Цифровая экономика», финансирование фактически не начиналось.

«Увеличивая налоги в условиях стагнирующей экономики, государство нарушило баланс в соотношении налогов, доходов бизнеса и труда в структуре национального дохода, - считает Чернышов. - Доходы бизнеса и заработная плата всегда влияли на совокупный спрос – главный фактор экономического роста. При этом инструменты расширения потребительского спроса за счет кредитования были свернуты, поскольку ЦБ ужесточил критерии надежности заемщиков. В результате экономика перестала расти, добавленная стоимость в экономике не увеличивается, государство изъяло значительную часть доходов населения и бизнеса в пользу бюджета, но расходы государства, в частности, по нацпроектам, запаздывают».

Эксперт также напомнил о факторе оборачиваемости средств: у бизнеса и домашних хозяйств скорость «попадания» денег в экономику выше, чем у государства с его сложной структурой планирования, закупок и отчетности. «Государственное же потребление сейчас просто не успевает монетизироваться и влиться в экономику, и это приводит к тому, что ущерб для экономики оказывается гораздо больше, чем объем изъятого из нее в виде налогов», - подчеркнул он.

«Либералам этого не объяснить»

В первой половине XVIII века премьер-министр Великобритании Роберт Уолпол проводил простые, но крайне эффективные принципы экономической политики: избегать войн, поощрять торговлю, сокращать налоги, а во всем прочем - статус-кво, никаких новшеств.

Именно эта политика обеспечила масштабное накопление капитала, который затем был инвестирован в ходе Промышленного переворота и обусловил превращение Британии в «мастерскую мира» с внушительным отрывом от конкурентов. Именно ее называют либеральной и в ряде случаев берут за эталон.

 

Проблема в том, что со времен Уолпола в экономике многое изменилось, а вот ожидания от либеральной экономической политики в России удивительно стабильны.

 

«Ответственные за экономическую политику в стране за редким исключением по-прежнему убеждены, что обществу давать ничего не надо – рынок все сам отрегулирует, - говорит руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества Василий Колташов. - Так и происходило в прошлом десятилетии, когда росли мировые цены на сырье и его экспорт. Казалось, можно ничего не делать, к тому же внутри экономики сырьевая прибыль понемногу перераспределялась, появлялись новые компании, новые рабочие места – соответственно, происходил рост благосостояния: за десять лет средние зарплаты в рублях выросли в десять раз. Но в одну воду нельзя войти дважды: сегодня российская экономика находится в других условиях. Однако подходов чиновников, отвечающих за экономическую политику, остался прежним – они все так же полагают, что мировой рынок нас вытянет».

Ответ на снижение доходов государства в условиях падающих цен на энергоносители до сегодняшнего времени был шаблонным, в духе небезызвестной фразы «люди – новая нефть»: увеличить изъятия у населения в пользу бюджета. Как результат – падение доходов граждан, препятствующее росту экономики. Поэтому, подчеркивает Колташов, чтобы увеличить доходы населения, надо их по возможности оставить самому населению.

Для этого, например, можно ввести не облагаемый налогами минимум доходов, чтобы беднейшая часть работающего населения получила хотя бы какие-то дополнительные деньги на руки.

Это - самые простые меры, говорит Колташов. На следующем шаге потребуются более сложные мероприятия, поскольку нужно решать ту самую проблему «плохих» рабочих мест, особенно в провинции.

Одновременно необходимо расширять стимулирование внутреннего спроса. Основной товар, на который этот спрос сформирован – недвижимость, но есть и другие отрасли, где можно и нужно увеличивать загрузку отечественных предприятий. Это и начало строительства сети высокоскоростных железных дорог, и легкая промышленность, и ряд других сегментов.

«Реализация этих предложений упирается в состав конкретных исполнителей, - резюмирует Колташов. - Мы находимся в конце десятилетия сбоев, которые, конечно, совпали с мировым кризисом, но кризис на то и кризис, чтобы принимать правильные решения, а не топтаться на месте. Поэтому требуется полностью менять экономическую парадигму. Рынок сам по себе не сделает тех вещей, которые должно делать государство, предназначенное в рыночной экономике для дела, а не для выдачи зарплаты чиновникам, но либералам этого не объяснить.

 

Развитие рыночной экономики невозможно без активной роли государства, в особенности в современных условиях – на дворе не XIX век».   

 

Такой подход экономиста-теоретика совпадает с представлениями о новой экономической политике бизнесмена-практика.

«Практически все страны, которые добились роста, делали одно и тоже – низкая ключевая ставка, взвешенная денежно-кредитная политика, снижение налогов для тех, кто растет, - напоминает Титов. - Целенаправленная промышленная политика - создание центров роста (кластеров). И, конечно, создание системы управления развитием - администрация роста. Экономика не пойдет в гору, если не стать государством развития - правовым, честным, когда все – и чиновники, и бизнес, и люди настроены на одну волну роста».

Текст: Николай Проценко

При полном или частичном использовании
материалов ссылка на ресурс обязательна.

Яндекс.Метрика