Лингвист Максим Кронгауз — о том, почему эта акция так важна для всей страны
08.04.2017 07:45

«Тотальный диктант» объединяет людей

 

Фото: РИА Новости/Евгений Одиноков

За последние пять лет число участников «Тотального диктанта» увеличилось десятикратно. Если в 2012 году в акции приняли участие 14,5 тыс. человек, то в прошлом году диктант писали 145 тыс. человек из 65 стран. 

Материалы по теме

Заведующий лабораторией лингвистической конфликтологии НИУ ВШЭ Максим Кронгауз, который в субботу будет читать диктант на одной из площадок в Москве, рассказал корреспонденту «Известий» Роману Крецулу о наиболее типичных проблемах участников этой акции.

 Для вас это не первый опыт участия в «Тотальном диктанте», в 2014 году вы диктовали текст Алексея Иванова. Как, на ваш взгляд, изменилась акция за прошедшие годы?

 Эта частная инициатива стала сверхпопулярной. И это очень грамотно выстроенный проект, что очень важно. В нем есть крючочки, цепляющие сердца многих людей. Мне больше всего импонирует, что используется современный текст, написанный специально для диктанта. Не из классики, а близкий нам, на насущные темы. Авторы  известные писатели с хорошей репутацией, которых многие любят.

Вторая точка притяжения  то, что диктант читают известные люди. Можно выбрать себе любимого или по крайней мере приятного чтеца (я не готов вслед за организаторами проекта называть его «диктатором»).

 В этом году текст для диктанта написал Леонид Юзефович. Чего стоит ожидать участникам?

 Особенность «Тотального диктанта» вообще заключается в том, что он очень сильно зависит от стиля писателя. Мне кажется, что Юзефович должен дать текст непростой и интересный. Леонид Юзефович хороший писатель, и язык о нем говорит многое. По фразе, по абзацу можно понять, что это Юзефович.

 То есть пишущих ждут своего рода синтаксические ловушки, когда надо будет определить авторский знак препинания?

 Скорее сюрпризы. Не думаю, что Юзефович специально ставил задачу «поймать» кого-то. Но если он просто пишет в своем обычном стиле, то всё равно там будет что-то интересное.

 Какие ошибки вам больше всего запомнились?

 Имена собственные хуже записываются. Иванов, например, писал о реке Чусовой, и понятно, что не все ее название могли написать правильно. Да и я, если бы не читал Иванова, не знал бы о ее существовании.

Интересны странные преобразования, которые происходят с некоторыми словами. Слушатели не всегда знают слово, и когда не распознают его, происходит смешная подмена. В прошлом году Андрей Усачев писал о древних греках. И в работах были смешные искажения, когда люди не очень понимали, что означает слово «эллины», и подставляли что-то свое (встречались, в частности, варианты «элины», «эльины», «эльвины».  Ред.). Для лингвистов такие случаи говорят о том, что слово уже не очень известно.

 Наверное, частые ошибки в написании топонимов, этнонимов и вообще собственных имен говорят скорее не столько об уровне грамотности, сколько о некоторой узости кругозора?

 Это естественная проблема, это же не урок географии. И вряд ли мы рассчитываем на то, что если автор пишет о своем детстве, то мы будем знать название поселка, реки и т.д. Думаю, что ошибки неизбежные, и к ним не надо относиться слишком строго. Хотя обидно из-за этого не получить пятерку. Есть только один способ решить проблему: после того как объявлен автор, прочесть какие-то его произведения, чтобы понять его пространство, его топологию. 

 Что помимо собственных имен наиболее часто становится камнем преткновения?

 Есть некоторые проблемные точки русской орфографии и пунктуации, известные и без «Тотального диктанта». Это слитное и раздельное написание не- и ни-, вообще слитное и раздельное написание слов. И, конечно, удвоенное «н» в прилагательных и причастиях. Это хронические болезни русской орфографии. А в пунктуации заметная проблема  оформление диалога.

 Отражают ли результаты «Тотального диктанта» ситуацию с грамотностью в стране?

— Я постоянно говорю то, за что меня критикуют: статистика по оценкам вообще не очень важна. Надо понимать, что диктант сложный и отличников будет немного. Больше или меньше, чем в прошлом году, — не так принципиально.А главная цифра, за которой можно следить, — количество пишущих. И она неизменно растет.

 И о чем говорит рост числа участников?

 Это означает, что диктант пользуется популярностью. И число участников будет расти. Это событие будет всё более важным и всё более объединяющим. Мы всё время плачем, что нас трудно объединить. Но если мы говорим не о трагических событиях, которых лучше бы избежать, то «Тотальный диктант»  это хорошее событие, которое, безусловно, объединяет людей.

 Как и в каких направлениях можно было бы развивать эту акцию?

 Сложный вопрос. Есть скрытые от глаз общественности направления развития  лингвистические и социологические исследования материала, который дает «Тотальный диктант», в частности, типичных ошибок. 

Если говорить о том, как привлекать больше народа, то постоянно придумывают хорошие вещи. Например, бесплатную подготовку к диктанту. В этом году я открывал такие курсы в Нижнем Новгороде. То есть это не разовое мероприятие, люди к нему долго готовятся. И неважно, как они напишут, но ясно, что они работали и улучшили свою грамотность.

Я вижу одну проблему, с которой, безусловно, столкнутся организаторы. Это привлечение хороших и одновременно популярных писателей. Найдутся ли в ближайшее столетие в России сто писателей, чьи имена многим известны, и которые готовы написать такой текст? 

 У участников акции остался один день на подготовку. Что бы вы им могли порекомендовать?

 Подготовка должна заключаться в хорошем настроении. Надо идти на этот диктант как на праздник, а не как на тяжелое испытание. Рядом с тобой сидят симпатичные люди, которые любят русский язык. За столом стоит известный человек, который читает диктант. Мне кажется, надо настроиться на эту праздничную волну и всё получится. И главный совет  не списывать, потому что это делает праздник бессмысленным.

При полном или частичном использовании
материалов ссылка на ресурс обязательна.

Яндекс.Метрика