Луганская интрига близка к развязке
24.11.2017 09:30

https://vz.ru/world/2017/11/23/896637.html

 

Силовики перешли на сторону Корнета. За Плотницким осталось только телевидение ЛНР    23 ноября 2017, 21::50
Фото: Станислав Красильников,
Тарас Дудник/ТАСС 
Текст: Евгений Крутиков

Политический триллер в Луганске перерос в шпионский детектив, и его финал уже близко. Плотницкий находится в Москве, и не факт, что ему удастся вернуться обратно. Позиции Корнета укрепились. А параллельно укрепились и позиции ВСУ, «отжимающих» села у линии фронта. Вопрос уже не в том, что происходит, а в том, почему происходит именно это.

События на линии фронта и в силовых структурах ЛНР развиваются параллельно. Многие стараются увидеть взаимосвязь между ними. А напрасно.

«Никогда такого не было, и вдруг опять»

Накануне части 54-й омсбр ВСУ и батальона «Айдар» совершили набег на небольшое село Гладосово неподалеку от Горловки. Есть данные об аналогичном набеге на село Травневое, но в Донецке этого пока официально не признают.

Оба населенных пункта находятся в так называемой серой зоне. Таким образом, позиций и войск ДНР и ЛНР там не было и никаких боестолкновений во время «козацького набега» не отмечено – просто не с кем. 54-я бригада зашла в села, потоптала курей и ушла на окраины ставить мины, а «Айдар» принялся «зачищать» – проводить «паспортную проверку», как они ее понимают (то есть с применением насилия, грабежа и издевательств).

Нескольких местных жителей засунули в грузовики и увезли куда-то на север. Затем обратно на север утек и «Айдар», унося имущество сельчан.

После того, как все закончилось, пришедшие в себя жители Гладосово подсчитали ущерб и поступили нестандартно. Кто-то им подсказал написать челобитную главе наблюдательной миссии ОБСЕ Александру Хугу, находящемуся в Донецке «с визитом». Два абзаца текста, распечатанного на старом принтере, начинаются со слов «Уважаемый Александр Хуг!» (без указания должности) и заканчиваются странной формулировкой «С уважением!». И восемь подписей.

Сельчане указывают Хугу, что их поселок «согласно Минским договоренностям, находится в «серой зоне». «Данный статус поселка был вероломно нарушен украинскими войсками, которые оккупировали нас в ночь на 22 ноября». Далее Хуга просят прибыть в Гладосово и «зафиксировать беспредел», а также подтвердить статус поселка «как территории ДНР».

Это по-своему удивительное дипломатическое открытие. Сельчане считают, что «серая зона» предполагает некий реальный статус, да еще и подтвержденный Минскими соглашениями, хотя это всего лишь фигура речи, придуманная аналитиками и журналистами. При этом Хуг и ОБСЕ им не помогут: ВСУ как захватывали мелкие села в «серой зоне» с целью улучшить линию фронта, как кошмарили местное население, так и продолжат это делать, если им наконец-то не надавать по рукам.

 

 

 

 

 

 

 

Это классическая борьба за

 

Это классическая борьба за «нейтралку», которая может длиться вечно (фото: James Sprankle/DPA/Global Look Press)

 

 

Как говорится, 54-й бригаде это Гладосово с его курями не сдалось – там минные поля по окраинам. Им нужно Зайцево, к которому они и подбираются таким вот образом с целью оказывать давление на позиции ВСН на Светлодарской дуге.

Украинская пропаганда подает это как очередную невиданную перемогу наподобие аналогичных событий в Станице Новолуганской. В реальности это классическая борьба за нейтралку, которая может длиться вечно.

В Донецке привычно заныли про нарушение Минских соглашений и предъявили Хугу челобитную сельчан, что уже начинает раздражать. Командованию 1-го армейского корпуса пора бы уже наладить огневое противодействие на этом участке фронта, а не выискивать каждый раз в набегах 54-й бригады ВСУ высокую геополитическую цель.

В Донецк приехал «сам Хуг», в Луганске буза, значит, украинцы активизируются. Но они так раз в месяц «активизируются» вне зависимости от внешних факторов. Командованию 54-й бригады вообще плевать на Хуга и на ОБСЕ, им нужны минные поля у Зайцево. Отогнать их оттуда – легче легкого, но нужно «перестать сопли жевать», что предполагает принципиальное политическое решение, которое боятся принять в Донецке.

Если это продолжится, придется констатировать печальный факт, который пока мало кто решается озвучить: после убийства Моторолы и Гиви инициативных и харизматичных командиров в ВСН не осталось. За исключением Абхаза. Он пока есть. Один.

К ситуации в Луганске все это отношения не имеет. В конце концов, это зона ответственности 1-го армейского корпуса, то есть ДНР, а дончанам глубоко все равно, кто в Луганске на данный момент главный – Плотницкий или Корнет.

Другое дело, что это действительно важный вопрос. С которым, кстати, еще ничего не ясно.

«Кругом измена, трусость и обман»

Информация о «бегстве» Игоря Плотницкого со всем своим окружением уже третий день распространяется украинскими СМИ и «Новой газетой» с невиданной помпой. Позиции Игоря Корнета за эти три дня действительно выросли. «Неожиданно» (хотя газета ВЗГЛЯД писала об этом) выяснилось, что силовые ресурсы Плотницкого приближаются к нулю, и он может рассчитывать только на внешнюю помощь. Но Донецк в этом плане оказался не таким уж надежным помощником, как, видимо, рассчитывал глава ЛНР. Потому ему и потребовался визит в Россию (прибытие Плотницкого в Москву, причем без свиты, подтвердил Захар Прилепин).

Для окончательного диагноза придется подождать еще немного, но перспективы главы ЛНР радужными не назовешь.

Здание прокуратуры вместе с сотрудниками сдалось Корнету без боя. Пресс-секретарь генпрокуратуры Луганска Давид Кац сообщил, что сотрудникам было роздано оружие и отдан приказ защищаться от МВД, которое блокировало здание, но «прокуроры не захотели оказаться заложниками борьбы между окружением Плотницкого и силовиками». Это тут же родило мем «Кац предлагает сдаться», что, в общем-то, и произошло.

В режиме «за Плотницкого» пока работает только местное телевидение, хотя местонахождение главы ГТРК ЛНР Анастасии Шуркаевой не известно.

Бывают такие люди, которые в короткий срок умудряются достать всех вокруг. В Донецке представить себе такую ситуацию невозможно. У Александра Захарченко есть свои особенности личного характера, но в целом его авторитет неоспорим. Не то в Луганске: критическая масса общей неприязни к тандему Плотницкий – Тейцман перешла в состояние цепной реакции.

При этом Игорь Корнет предъявил очень убедительные доказательства своей версии происходящего. Согласно его трактовке, Плотницкий и компания готовили ни много ни мало прямое возвращение ЛНР в состав Украины силовым методом. По словам Корнета (он свободно перемещается по Луганску и провел вчера совещание в помещении милицейской академии с участием практически всех должностных лиц МВД и прокуратуры), в течение ближайших двух недель группой Плотницкий – Тейцман – Селиверстов – Шуркаева планировалось создать условия для вхождения в Луганск 8-го полка специального назначения ВСУ.

Это страшное обвинение. Фактически – «смерть шпионам».

Миру предъявили и начальника инженерной части этого самого 8-го полка спецназа ВСУ майора Сергея Иванчука, ранее задержанного за диверсию – убийство полковника Анащенко. Он показал, что одним из главных контактов украинских разведчиков был некий Вадим Бойко – родной дядя директрисы телевидения Шуркаевой. А в его гараже по адресу Трудовская, 22 хранилась взрывчатка, «детали для самоделок» (видимо, Иванчук так называет самодельные взрывные устройства) и прочий набор юного диверсанта.

«Вадим также снабжал нас информацией для проведения разведывательно-диверсионной деятельности. Ну и не скрывал, что основным информатором для него является его племянница Настя. Она же ему и сообщила, что МВД вышло на наш след, нас уже разыскивают», – рассказал Иванчук. И добавил, что благодаря этому предупреждению части членов ДРГ, в том числе и Вадиму Бойко, удалось скрыться.

Всего, как сообщил Корнет, было задержано 10 человек, которые дают признательные показания. Видео с этими показаниями, в том числе бывших и действующих сотрудников генпрокуратуры, пошли как цунами. Особое внимание уделяется расследованию обстоятельств так называемой попытки государственного переворота в прошлом году.

В игру «добей Плотницкого» включилось и МГБ, которое два дня отмалчивалось, а теперь открыто заняло сторону Корнета. Ведомство Леонида Пасечника тоже решило обнародовать данные о событиях прошлого года, о которых многие знали и обсуждали на кухнях, но никогда публично не комментировали. Так, МГБ по факту подтвердило, что объявленный Плотницким «главным заговорщиком» тогдашний премьер-министр Геннадий Цыпкалов – крупный, сильный 43-летний мужчина, участник штурма здания СБУ в Луганске, а затем начальник штаба «Объединенной армии Юго-Востока» – был запытан до смерти (официально – найден повешенным в камере).

Дело против бывшего министра МВД Виталия Киселева (позывной «Коммунист») тоже было сфабриковано путем выбивания показаний из задержанных.

Цыпкалов и Киселев были для Корнета ближайшими друзьями, соратниками и братьями по оружию. Это во многом определяет его манеру поведения в отношении не только Плотницкого и его окружения, но и сотрудников генпрокуратуры, фабриковавших дела о «попытке госпереворота» осени прошлого года.

Миледи  серый кардинал

На этом фоне в тень ушла фигура Ирины Тейцман, которую считают кем-то вроде серого кардинала при Плотницком.

До назначения на пост главы администрации главы ЛНР она работала в фармацевтической кампании «Фармация», ее подозревали в спекуляции лекарствами, приходившими из России по линии гуманитарной помощи. Дополнительный толчок этим разговорам дало убийство некоего Дмитрия Каргаева, числившегося советником Плотницкого. В ходе следствия в его квартире нашли почти миллион долларов наличными. Прежде Каргаев работал в «Фармации» вместе с Тейцман, а соучредителем этой фирмы была жена Владимира Пристюка – бывшего украинского губернатора Луганской области.

 

 

 

 

 

 

 

Руководитель администрации главы ЛНР Ирина Тейцман (фото: кадр из видео)

 

Руководитель администрации главы ЛНР Ирина Тейцман (фото: кадр из видео)

 

 

Еще одна фигурантка из «Фармации» Евгения Таламанюк в разгар войны открыла в Ростове-на-Дону фирму «ФармСвет», которая монопольно заключает договор с Луганском на поставку лекарств во все аптеки республики. Именно на этот период пришелся лекарственный кризис в воюющей стране, который пришлось срочно гасить из России. Например, запасы инсулина для больных сахарным диабетом в конце 2014 – начале 2015 годов аврально направлялись в Луганск из российской столицы, что привело к краткосрочному дефициту бесплатного инсулина в московских аптеках (испытано на личном опыте). Цены же на лекарства в самом Луганске выросли до астрономических цифр.

По разным подсчетам, так могло было быть освоено до 2,5 миллиардов рублей только на начальном этапе. Далее Тейцман, используя свое служебное положение, просто выдавила с рынка мелкие аптеки и оптовых торговцев.

Помимо медицины, Каргаев претендовал на контроль за поставками газа из России в Луганск. Ранее он был связан с известным олигархом Сергеем Курченко, который и контролирует поставку газа до границы с ЛНР. Плотницкий осуществлял стопроцентную предоплату, изымая эти средства из бюджета.

Каргаев стремился получить монополию на газотранспортную систему. А политическое прикрытие осуществляла Тейцман, действуя напрямую на Плотницкого и на его жену Ларису, с которой находится в приятельских отношениях.

В окружении главы ЛНР было настолько много сомнительных личностей, что рука давно тянулась к огнемету. Например, до Каргаева его позицию занимал некто Виктор Пеннер – персонаж с откровенно уголовным прошлым. Но лидерство в этой «плохой компании» уверенно удерживала именно Ирина Тейцман, местонахождение которой на данный момент, как уже сказано выше, неизвестно.

Вся эта история – классический пример неразборчивости в связях. Причем речь идет не о Плотницком, его связи – его личное дело. Речь идет о тех людях, которые решили выдвинуть Плотницкого на роль главы ЛНР.

Возможно, Валерий Болотов не ангел, и его политические взгляды действительно не помещались в рамки мышления профильных структур в Москве. Но проверить Плотницкого внимательнее стоило. В установочных данных на него достаточно такого, чтобы «посеять тень сомнения». Одна только родная бабушка, проживавшая в доме престарелых при внуке – успешном предпринимателе, чего стоит.

Сколько было копий сломано, сколько слов сказано в пустоту в 2014 и 2015 годах по поводу кадровой политики на донецком направлении. И про постоянные унижения полевых командиров-самородков московскими кураторами (те же Моторола и Гиви вытерпели это только невиданными усилиями воли). И про подбор на политические должности «социально близких» из числа окружения Ахметова и Курченко. И про третирование местных энтузиастов с левацкими взглядами наподобие Мозгового и Дремова. И про московских назначенцев, ни разу в Донбассе не бывших. И про Плотницкого – тоже.

Далеко не факт, что главе ЛНР удастся достучаться в Москве хоть до кого-нибудь и напомнить, что его подпись стоит под Минскими соглашениями. Пока что не получилось. Иначе бы Корнета просто зачистили бы минут за двадцать, несмотря на всю ту поддержку, которую он получил у местных силовиков в последние дни.

Текст: Евгений Крутиков

При полном или частичном использовании
материалов ссылка на ресурс обязательна.

Яндекс.Метрика