Вице-премьер Марат Хуснуллин: Я сделаю все, чтобы строить в России максимально быстро
03.02.2020 10:15
18:2202.02.2020

Стройки на пятерку

 

 
На "Деловом завтраке" в редакции "Российской газеты" побывал вице-премьер Марат Хуснуллин. Он приезжал к нам и раньше. В роли заместителя мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительству рассказывал, как столице удается вводить по 17 новых станций метро в год и при этом прокладывать еще по 100 километров дорог, строить по 11 миллионов квадратных метров недвижимости. Но на вопросы о том, что нового он намерен внести в строительство жилья, дорог, создание городской среды, развитие транспортной инфраструктуры в целом по России Хуснуллин отвечал впервые.
Марат Хуснуллин: Я не сторонник того, чтобы сверху насаждать регионам единую для всех программу. Фото: Сергей Михеев/ РГМарат Хуснуллин: Я не сторонник того, чтобы сверху насаждать регионам единую для всех программу. Фото: Сергей Михеев/ РГ
Марат Хуснуллин: Я не сторонник того, чтобы сверху насаждать регионам единую для всех программу. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Больше всего журналистов порадовало то, что и в новой должности - заместителя председателя правительства всей России, Марат Шакирзянович был, как и прежде, предельно откровенен и честен. Если чего-то еще не успел узнать меньше чем за две недели пребывания на новом посту, так и говорил: вопрос надо еще изучить. Впрочем, все по порядку. Больше всего писем от читателей к приходу Хуснуллина в "РГ" поступило о реновации. С этой темы и начался разговор в редакции.

Сначала - жилье

Марат Шакирзянович! Вы стояли у истоков программы реновации в столице. С момента ее запуска не прошло и трех лет, а более 22 тысяч москвичей уже в процессе переезда в новые квартиры, и свыше 13,6 тысячи из них уже справили новоселье. Этот опыт чрезвычайно заинтересовал жителей и других регионов. Как вы считаете, нужна ли общефедеральная программа реновации? Или она должна быть в каждом крае, каждой области своя?

Марат Хуснуллин: В своей жизни я всегда ставлю на первое место дела, а не слова. О реновации в Москве можно говорить по целому ряду причин. И прежде всего потому, что в течение девяти лет, что я проработал под руководством мэра Сергея Семеновича Собянина, мы закончили программу сноса пятиэтажек первых серий панельного домостроения. Переселили в новые квартиры более 200 тысяч москвичей. Снесли 1796 "хрущоб", в которых они жили и построили на их месте новые дома. Это уже тогда была в чистом виде реновация - просто никто ее так не называл. Но когда ее начали заканчивать, в правительство Москвы пошел огромный вал обращений горожан, которые не понимали: почему соседний дом почти такой же серии попал под бульдозер, а их уцелел, хотя условия жизни в них практически одинаковые. Те же прогнившие коммуникации, промерзающие на швах стены, пятиметровые кухни. Сергей Семенович Собянин принял непростое решение, которое долго и бурно в городе обсуждали: продолжить реновацию уже в более широком масштабе. В новую программу включили 5173 дома - все, где жители проголосовали за вхождение. А это, между прочим, миллион человек! Пошла же Москва на это потому, что у нее уже был опыт такой работы, была профессиональная команда, способная решить поставленную задачу, у города были, наконец, деньги. Только поэтому у нас все получилось. Москвичи сейчас не просто получают новое жилье, а отличные современные квартиры, рыночная стоимость которых на 30 процентов выше прежних - у них совсем другое качество, другие площади. То есть люди переезжают из жилья жесткого экономкласса в жилье класса комфорт плюс.

Могу ли я сказать, что уже завтра вся Россия готова так же заняться реновацией? Нет, не могу. Регионы очень разные, везде разные бюджеты. Поэтому каждый к этому вопросу подходит по-своему, опираясь на свой опыт, свою специфику.

Но радует, что в большинстве из них свои подходы к этой проблеме есть. Например, на моей родине - в Татарстане - еще 20 лет назад начали ликвидировать аварийное и ветхое жилье. Создали специальный фонд, начали работать, и сегодня в республике такого жилья больше нет. В Белгороде активно занимаются массовым строительством индивидуального жилья. Но чтобы подойти к этой работе комплексно, нужен серьезный анализ и серьезная подготовка. И инициатива должна исходить из регионов - я не сторонник того, чтобы сверху насаждать единую для всех программу. Это и невозможно. Но то, что заниматься ветхим и аварийным жильем нужно,не вызывает сомнений. И прежде всего реализовать в запланированном объеме нацпроект "Жилье и городская среда". В соответствии с ним за шесть лет - до 2024 года, расселить людей из 9 млн кв м аварийного жилья. На это направляется триллион рублей - 90 процентов из федерального бюджета и еще 10 процентов - из региональных бюджетов и внебюджетных источников. Такую задачу поставил Президент. Вот когда она будет выполнена, тогда можно будет обсуждать следующие шаги.

Могу ли я сказать, что уже завтра вся Россия готова заняться реновацией? Нет, не могу. Это и невозможно

В прошлом году, как известно, нацпроекты не очень хорошо финансировались. Железнодорожники, например, рассказывая о своих успехах и неуспехах, делятся: деньги выделили на нацпроект, они цемент завезли на стройки, работа пошла. Деньги не выделили - стоят… На чем держится ваша уверенность, что в этом году финансирование нацпроектов будет лучше?

Марат Хуснуллин: Я точно знаю, что председатель правительства Михаил Владимирович Мишустин умеет не только считать деньги, но и заставить их эффективно работать. В том числе - и на стройке, в этом я имел возможность убедиться. Мы познакомились в 2008 году, когда он был руководителем Федерального агенства по управлению особыми экономическими зонами. В строительстве одной из них - в Алабуге, принимал участие и я. Всю инфраструктуру мы построили за год, а еще через год с конвейера сошел первый автомобиль. Я и сегодня горжусь тем, что из двух тысяч особых экономических зон в мире ОЭЗ "Алабуга" занимает 54-е место. Убежден, что Михаил Владимирович Мишустин сумеет настроить правительство на такую же эффективную реализацию нацпроектов.

Со своей стороны я буду в штабном режиме заниматься нацпроектами в сфере строительства. Результаты этой работы готов проанализировать и оценить по итогам года. Дело в том, что уже сейчас я вижу недоосвоение выделенных денег. Это же значит, что кто-то вовремя не получил школу или детсад, кто-то - денег на ремонт, а кто-то зарплату.

К каждому региону - свой подход

Вернемся к аварийному жилью - в "РГ" об этом приходит много писем. В том числе и из Татарстана. Люди пишут, например, о том, что в одних регионах новое жилье дают бесплатно, а в Татарстане - исключительно под социальную ипотеку. Даже людям преклонного возраста. Может быть, все-таки нужны единые механизмы?

Марат Хуснуллин: Могли, наверное, бесплатно раздать жилье и в Татарстане. Но тогда бы его получили, условно говоря, 5 процентов нуждающихся. А в республике вместо этого не просто ликвидировали весь аварийный фонд, как я уже сказал, а запустили механизм, который позволяет заниматься жильем комплексно и не пополнять аварийный фонд. Во многих других краях и областях капитальный ремонт часто делается выборочно. Вот вроде поменяли крышу и сверху не течет, но дом-то все равно ветшает. В результате фонд ветхого жилья увеличивается быстрее, чем строится новое, и быстро становится аварийным.

Но прежде чем сказать, что мы что-то поменяем в целом по стране, я должен взвесить ситуацию, доложить правительству, в команде которого работаю, и только после этого делать выводы. Пока же точно знаю, что на имеющиеся в нацпроектах деньги, а они большие, эти проблемы решать можно. Главное, настроить работу так, чтобы эти средства дошли до людей.

Не будем жить прожектами. Сначала нужно реализовать национальный проект "Жилье и городская среда"

На своем первом рабочем совещании в Минстрое вы сказали, что строительство жилья в стране надо поднять до 120 миллионов квадратных метров в год. Это же на треть больше, чем сейчас. За счет чего вы собираетесь это сделать?

Марат Хуснуллин: Цифру не я назвал - задачу достичь эту цифру поставил президент нашей страны Владимир Владимирович Путин, и она обозначена в нацпроекте. Радует, что ввод жилья уже растет: в частности, по итогам 2019-го года сдано 80,3 млн кв. м, что больше, чем сдавалось в последние три года. Но надо понимать, что чудес не бывает. И для того, чтобы обеспечить такой рост, надо решить целый ряд непростых задач. Во-первых, финансовый вопрос. Дело в том, что эта работа совпала с переходом на эскроу-счета, цель которых - борьба с недобросовестными застройщиками, по их вине множилось число обманутых дольщиков. Чтобы остановить этот процесс, деньги от покупателей жилья идут не напрямую фирмам, а через банки. Понятно, что банки за управление ими закладывают свою маржу, в итоге метр становится дороже, и платит за это покупатель. Чем выше цена "квадрата", тем меньше людей могут позволить купить себе новую квартиру - им же нужно еще как-то жить. В итоге денег на долевое строительство стало поступать меньше. Значит, надо работать с банками, чтобы они снижали цены на ипотеку.

Во-вторых, есть проблема с землей под новостройки - в одних регионах она вся в частной собственности, в других - свободных площадок нет. Надо находить их. В третьих - готовых разрешений на строительство имеется всего на 103 млн кв. м, а для того, чтобы строить в год 120 млн кв. м, надо иметь их вдвое больше, то есть на строительство 240 млн кв. м. Для того чтобы получить их, требуется преодолеть множество административных барьеров. Каждый барьер - потеря времени. В стройке же скорость прямо влияет на экономику. Чем дольше строим, тем дороже - чем быстрее, тем дешевле. Поэтому я всегда делаю все для того, чтобы строить быстрее. Вот именно этим я сейчас и занимаюсь, чтобы убрать все препятствия и строить максимально быстро.

Будет ли строиться жилье и в Мурманской области? Там губернатор Андрей Чибис вскоре после избрания сказал, что у них в регионе строительная отрасль вообще почти отсутствует. Строительные компании объясняют это тем, что строить за Полярным кругом намного дороже, чем в областях с более теплым климатом, поэтому им невыгодно заниматься этим бизнесом.

Марат Хуснуллин: Хочу напомнить, что все, что построено за Полярным кругом, в советские времена строила вся страна. Строила северные города и всю их инфраструктуру, в том числе "Норильский никель" и другие предприятия. Продолжим ли мы и дальше эту стройку, финансируя из федерального или регионального бюджета? Там нет ни строительных мощностей, ни строительных материалов - все нужно завозить. А может быть, лучше использовать, как в Арктике, вахтовый метод? Там же строят не капитальное, а временное жилье. Люди приезжают на свою вахту и живут в нем. Все мировые нефтяные компании поступают именно так и считают, что выгоднее. Надо взвесить. Трезво оценить все "за" и "против".

Не можем не спросить по поводу Тулуна и ликвидации последствий чрезвычайной ситуации в целом по Иркутской области. Новый губернатор заявил, что до 2022 года восстановление пострадавших от наводнения населенных пунктов будет завершено. Хотелось бы услышать, нужен ли за этой работой контроль федерального центра? Или острота проблемы снята, и областные власти могут справиться своими силами?

Марат Хуснуллин: За помощью в центр обращались жители области, президент распорядился помочь им. Значит, вопрос надо продолжать держать на контроле, и я его буду держать. Тем более что я не привык верить бумагам. Чтобы точно знать, какая там ситуация, должен ее увидеть своими глазами. Поэтому, скорее всего, выберу время и слетаю туда.

Вы сказали, что будете оценивать каждый регион и его социальное развитие. Когда это произойдет?

Марат Хуснуллин: Мы уже обсудили этот вопрос с министром экономического развития Максимом Решетниковым. У нас с ним полное взаимопонимание, одинаковые подходы. Как и у меня, у него есть опыт работы в правительстве Москвы, к тому же он работал и губернатором Пермского края. То есть для него не секрет, как все это работает, что называется, "на земле". Договорились, что составим графики и постараемся быстро посмотреть все программы в каждом из регионов, расставить акценты, что нужно делать в первую, во вторую, в третью очередь. Думаю, за несколько месяцев справимся.

Считать нужно не только жилье, но и нежилье - недвижимость, которая формирует рабочие места. Если их не будет, кому нужны эти дома?

Планируется ли унифицировать систему регионального надзора?

Марат Хуснуллин: Моя позиция такова: не надо из федерального центра стремиться управлять регионами во всем. Президент на днях совершенно справедливо сказал, что следует усиливать роль муниципалитетов, которые и выдают разрешения на строительство. А вот чтобы каждый из них не придумывал, как это делать, как должен осуществляться надзор, мы должны дать методологию.

Любую стройку много раз согласовывают как раз на стадии планирования, разработки проекта, сдачи в эксплуатацию. А потом довольно часто обнаруживается - нет того, другого... Что стоит за этим? Коррупция? Вы как вице-премьер будете с этим бороться?

Марат Хуснуллин: Есть, конечно, и коррупция. Бороться с ней надежнее всего с помощью перехода на электронную выдачу всех разрешений. Как только она появляется, сразу же исчезает связь бизнеса с чиновником. В Москве в этом убедились. Вот почему и здесь у меня на первом месте введение BIM-технологий и электронных услуг в строительстве. В столице я создал штаб информационных технологий, и раз в неделю мы обсуждали все новшества, которые еще нужно внедрить. Теперь буду распространять это по стране.

Скажу сразу и о другом: приемке в эксплуатацию объекта с недоделками не может быть никаких оправданий. Девять лет назад, когда я только начал работать в Москве, ко мне постоянно приходили с предложениями ввести недостроенные дома. Убеждался и на местах, что дом предъявлен к сдаче, а в нем не сделаны самые элементарные вещи. Руководитель стройнадзора, главный архитектор Центрального административного округа в итоге были уволены…

В результате качество тех домов и сдаваемых сейчас несопоставимо. И здесь я буду бороться за то, чтобы в строй вводились только качественные объекты. Ведь за халтуру платит потребитель. У него возникают дополнительные расходы на ремонт, потом начинаются проблемы с капремонтом, обслуживанием жилья. За это буду жестко спрашивать и требовать этого с органов надзора.

Драйвер экономики

Возглавляя стройкомплекс в Москве, вы ставили задачу сделать строительство драйвером всей экономики столицы. Став во главе отрасли в России, ставите такую же цель. Что вкладываете в это понятие? Какого эффекта ожидаете?

Марат Хуснуллин: У стройки очень большой аккумулятивный эффект. Если она работает, начинают работать все - строители, поставщики, сфера услуг. Взять ту же Москву. В ее почти трехтриллионном бюджете 17 процентов доходов получено от строительства. В России этот показатель скромнее - 6 процентов, наша задача - улучшить его. Почему это важно? Строительная отрасль обеспечивает рабочими местами 5,5 миллиона человек, а каждое рабочее место формирует еще до 5-6 мест в смежных сферах - ЖКХ, торговле и т.д. Так что успешное динамичное развитие строительного комплекса во многом является залогом благополучия страны в целом.

Оцените, пожалуйста, состояние нашей отечественной базы стройиндустрии. Эксперты говорят, что у нас применяется всего 10-15 процентов современных материалов, в то время как в Европе этот показатель от 40 процентов. Между тем от этого напрямую зависит не только количество построенного, но и качество строительства, его себестоимость.

Марат Хуснуллин: Не согласен с такой оценкой. Промышленность стройматериалов у нас одна из немногих отраслей, благодаря которой доля импорта в строительстве очень серьезно сокращается и составляет сейчас от 10 до 30, реже - на уникальных стройках, до 40 процентов. Но заниматься ею тоже надо, потому что инвестиции туда идут небольшие, у бизнеса не хватает денег на модернизацию и новое строительство. С министерством промышленности мы уже договорились, что будем вместе думать, как стимулировать развитие отрасли.

А что скажете по поводу профессионализма наших строителей? Можно сравнить их с китайскими, турецкими, немецкими коллегами? У многих россиян существует мнение, что на наших стройках работают в основном плохо обученные гастарбайтеры…

Марат Хуснуллин: Строители у нас образованные. Если взять, скажем, каменщика - он что в России, что в США, что в Турции кладет за час примерно одинаковое количество кубов бетона. Или, например, наши монтажники металлоконструкций - тоже ничем не хуже любых иностранцев. Проблема в другом. У нас слишком мало средств малой механизации. По этой причине большое количество занятых подсобными работами.

И какой же выход?

Марат Хуснуллин: Внедрять современные технологии строительства. Учиться хорошо управлять. Если сумеем, вполне сможем выйти на производительность труда турецких и китайских компаний, и даже заняться экспортом строительных услуг. Оставить все как есть и не поднимать производительность труда мы не можем себе позволить, так как если запустим все нацпроекты, то у нас будет не хватать строителей. Москва это уже ощутила на себе. На строительство метро мы собирали тех, кто умеет его строить, буквально поименно. Поэтому, не дожидаясь, когда проблема нас накроет, будем этим заниматься.

Сейчас средняя высота новостроек в России - 16 этажей. Рязань уже догнала Санкт-Петербург по этажности! А между тем люди состоятельные, предпочитают малоэтажное жилье. Какую высоту вы считаете оптимальной для России?

Марат Хуснуллин: Когда научимся хорошо управлять, сможем заняться даже экспортом строй услуг. Фото: РИА Новости

Марат Хуснуллин: Нет однозначного ответа. Объясню, почему. Да, хорошее дело малоэтажное строительство. Но готовы ли регионы прокладывать дороги и коммуникации к коттеджным поселкам? Есть ли у них деньги на это? Американцы, которые долгое время гордились своей одноэтажной страной, сейчас признают, что это было градостроительной ошибкой. Массовое строительство загородной недвижимости привело их к огромным затратам на инфраструктуру, появлению большого количества территориальных образований, у которых нет ни рабочих мест для жителей, ни денег на их содержание, так как нет доходной базы. Сегодня они отказываются от такого подхода, так как малоэтажку может себе позволить только богатый регион.

А возьмите Манхэттен, Сингапур, "Сити" в Москве? Везде деловые кварталы плотно застроены. Любой экономист-урбанист подтвердит, что чем плотнее город, тем лучше его налоговая база и выше экономика, тем меньше затрат на время в пути и инфраструктуру. Потому что застройка должна быть комплексной, чтобы обеспечить жителям максимальные удобства. А значит, рядом с жильем надо найти участки земли под строительство садиков, школ, поликлиник, узлов общественного транспорта. Но, конечно, в каждом городе надо считать и принимать решение с учетом его особенностей.

Будете ли строить метро в других городах? Или подземка только для Москвы?

Марат Хуснуллин: Метро целесообразно строить там, где гарантирован пассажиропоток не меньше 30 тысяч человек в час. Тогда это экономически выгодно с точки зрения затрат на одного пассажира. Если же в городе ветка повезет только 10 тысяч человек в час, то тогда лучше строить скоростной трамвай. Вообще считаю лучшей альтернативой метро в таких городах скоростной рельсовый транспорт, который нужно развивать.

Скоро лето, пора в Крым

Марат Шакирзянович! О том, что в составе правительства РФ вы будете курировать строительство в целом по России, мы догадывались. А вот что Крым оказался в числе ваших полномочий, для многих стало неожиданностью. А для вас?

Марат Хуснуллин: За Крым я отвечаю вполне закономерно, так как в моем ведении находится вся региональная политика и отношения между федеральным бюджетом и регионами. Крым попал в число моих полномочий автоматически. Кроме того, Крым - это сегодня и большая стройка. Идет она, к сожалению, не теми темпами, которые ожидают жители полуострова и правительство России. Этим тоже надо очень плотно заниматься.

Вы были в Крыму после 2014 года?

Марат Хуснуллин: Был в прошлом году в отпуске. Честно признаюсь: со своим беспокойным характером на пляже лежать не могу, из семи дней четыре дня провел на стройках. Поэтому имею достаточно хорошее представление, что там происходит. Какие шаги надо предпринять? Для начала проведем совещание - уже договорились на этот счет с Минэкономразвития, на котором разберем все проблемы Федеральной целевой программы развития республики Крым и Севастополя. А когда появится возможность, поеду. Крымом буду заниматься внимательно. Уверен, что он может быть для страны хорошей точкой роста.

Замминистра экономического развития России Сергей Назаров в декабре сообщил, что освоение ФЦП за последние два года подтянулось до 90-95 процентов. Но около 50 важных строек остаются замороженными. Их можно разморозить?

Марат Хуснуллин: Нужно! Там главная проблема в том, что изначально допущена ошибка в ценообразовании. В результате реальной конкуренции не было. В таком случае приходят подрядчики либо непрофессиональные, либо те, кто сразу знает, что ничего не построят. Ругают, конечно, как и везде, за все строителей. На самом деле в цепочке виновников они лишь замыкающее звено. Начинается эта цепочка с некачественно составленного некомпетентным чиновником технического задания, скажем, на дорогу, которая является сложнейшим объектом с инженерными сетями, коммуникациями. Затем, в соответствии с 44-м законом, выбирается проектировщик, который в жизни ничего не проектировал, но зато дал самую дешевую цену на свой проект. В результате выдал отвратительную документацию… Поэтому ключевая задача, которую я перед собой ставлю, - менять подход к системе госзаказа. Почему в Москве мы построили парк "Зарядье" мирового уровня, реконструировали "Лужники" на мировом уровне? У нас были компетентные специалисты. Будут они и в Крыму. Вот подправим ценообразование, сделаем по всем правилам конкурсные процедуры. Деньги на это есть.

В сфере ваших полномочий еще и ЖКХ. В Калининградской области, которую вы теперь тоже курируете, в последние годы наблюдается потепление. В этом году это особенно заметно. На таком фоне обострилась проблема перетопов. В квартирах жарко, люди открывают форточки и по сути отапливают улицу. Ну и платят за эти пущенные на ветер гигакалории, так как нормативы подачи тепла на метр площади давным-давно не меняются. Наверное, это актуально и для других регионов. Не пора ли пересмотреть нормативы все-таки на федеральном уровне?

Марат Хуснуллин: Могу сказать совершенно точно, что механизм пересмотра нормативов надо оценивать и запускать. Люди не должны платить за услугу, которая им не нужна. Есть еще один способ повлиять на ситуацию - установка приборов учета. Часто это не делается, потому что трубы плохие, и там лишь бы течь перекрыть. Но в рамках капитального ремонта нужно обязательно решать и эту проблему.

Марат Шакирзянович! Вы сказали, что надо менять стратегию управления всем строительством. В Москве по субботам вы ездили по стройкам метро, транспортных развязок, домов, строящихся по реновации. А что сейчас? Страна-то у нас большая, не объедешь одним днем.

Марат Хуснуллин: В сферу моих полномочий входит и курирование развития Московского транспортного узла. Особенно ЦКАД беспокоит - эта дорога могла бы сильно разгрузить столицу. Но тоже процесс идет не так быстро, как хотелось бы. Вообще в первые месяцы надо сначала штабную работу наладить, прежде чем по объектам ездить. А потом, конечно, поеду. Признаюсь, у меня в планах это было - побольше по родной стране поездить, а теперь вот и возможность появляется.

Инфографика "РГ"/ Александр Чистов/ Любовь Проценко
Вопрос партнеров

Партнер "Российской газеты" газета "Петербургский дневник" пишет, что у них в городе реновация началась еще десять лет назад. К сожалению, построено за это время всего 5 процентов жилья от запланированного. Как бы все-таки ее продвинуть вперед, спрашивают у вас совета наши коллеги. Другие читатели предлагают свои рецепты. Например, Екатерина Шапочка предлагает создать Всероссийский фонд реновации - наподобие московского городского. А Леонид Герасимов из Москвы, чей дом уже попал в программу реновации, считает, что если позволить горожанам вкладывать в нее личные деньги, то можно приблизить переезд в новую квартиру. Или позволить всем желающим купить ее по льготной цене. Как вам эти предложения?

Марат Хуснуллин: Скажу одно: давайте не будем жить прожектами. Сначала нам нужно реализовать в запланированном объеме национальный проект "Жилье и городская среда". В соответствии с ним за шесть лет - до 2024 года, нужно расселить людей из 9 млн кв. м аварийного жилья. На это направляется триллион рублей - 90 процентов из федерального бюджета и еще 10 процентов - из региональных бюджетов и внебюджетных источников. Такую задачу поставил президент. Вот когда она будет выполнена, тогда можно будет обсуждать следующие шаги.

Но в чем я еще убежден: в стройке нужно считать не только жилье, но и нежилье тоже. Я уже внес такое предложение в Росстат. Взять хотя бы снова пример Москвы, которую я лучше знаю. В 2019 году там ввели жилья 5 млн кв. м, а в целом недвижимости - более 11,5 млн кв. м. Что такое нежилье? Это, в первую очередь, недвижимость, формирующая рабочие места. А если их не будет, кому нужны эти дома? И вообще в строительстве все очень взаимосвязано - жилье, дороги, коммуникации…Не случайно в моем ведении еще два нацпроекта - безопасные и качественные дороги и развитие транспортной инфраструктуры

При полном или частичном использовании
материалов ссылка на ресурс обязательна.

Яндекс.Метрика


Fatal error: Call to a member function return_links() on a non-object in /home/oodrussia/oodrussia.ru/docs/sites/all/themes/russland/html.tpl.php on line 90