Владимир Горчаков: что ждет экономику Крыма
03.04.2014 12:00

О том, что ждет экономику Крыма и станет ли регион донором, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал директор регионального направления «Эксперт РА» Владимир Горчаков.

ВЗГЛЯД: Что значит для Крыма создание особой экономической зоны? На опыт какой российской ОЭЗ будут опираться? В Крыму создадут налоговый рай?

Владимир Горчаков: В России накопился опыт создания федеральных особых экономических зон. Единственная ОЭЗ, которая была создана в рамках целого субъекта РФ, – это Калининградская область. Создание там ОЭЗ еще в начале 90-х годов позволило привлечь определенную порцию сборочных иностранных предприятий. Но пример Калининграда в Крыму не сработает, потому что Калининград сразу ориентировался на иностранцев, в частности на немецкие и польские компании. А для Крыма из-за текущих политических рисков в течение как минимум ближайшего года потенциальные инвесторы – это российские государственные структуры.

В России есть еще примеры успешных локальных ОЭЗ – в Липецке и в Татарстана (ОЭЗ «Алабуга»). Но их опыт тоже может не получиться реализовать в Республике Крым, потому что полуострову нужны масштабные вложения в инфраструктуру.

Что касается налогов, то налоговый рай может быть только в офшоре. Конечно, в Крыму никакого офшора создавать не будут. ОЭЗ дает ключевые льготы по НДС, налогу на прибыль и по таможенным пошлинам. Снижение НДС – самая значимая льгота. По налогу на прибыль в Липецке и Татарстане была нулевая ставка, но только на первый период, далее – 13,5%. Снижение целого ряда таможенных пошлин – это тоже магнит для инвесторов. Это привлекательно иностранному бизнесу, чтобы ввозить комплектующие по льготным ставкам, и российским экспортерам.

 

ВЗГЛЯД: Если не совсем подходит опыт других российских ОЭЗ, значит, для Крыма надо предложить что-то новое, чтобы привлечь инвесторов? Чем их еще завлечь?

В. Г.: Если в дополнение ко всем этим административным преференциям, которые дает режим ОЭЗ, будут существенные вложения в инфраструктуру преимущественно со стороны федерального центра, тогда это станет определенным преимуществом для прихода инвесторов. В Крыму инфраструктура – это главная проблема. Полуостров завязан на энергосети Украины и не является самодостаточным по водным ресурсам.

Чтобы сделать новый субъект РФ автономным и полностью независимым от Украины, и нужны существенные вложения. Сколько именно, сейчас сложно сказать.

Плюс нужны специальные площадки для инвесторов. Мы исследовали субъекты Федерации и сделали вывод, что основной фактор прихода сейчас инвесторов в регионы – это наличие нормальных подготовленных производственных площадок. Ульяновская, Калужская, Ленинградская области и Татарстан предлагают промышленным инвесторам такие площадки в формате индустриальных парков. Это должна быть не голая земля, а площадка с инженерной инфраструктурой и коммуникациями.

ВЗГЛЯД: Российские власти заявляют, что готовы решать инфраструктурные проблемы полуострова, в том числе по дефициту электроэнергии и воды. Если все эти проблемы решить, то будет всплеск экономической активности?

В. Г.: Сейчас сложно прогнозировать что-то долгосрочное. Но при продолжении заявленной политики РФ очевидно, что в Крыму будет инвестиционная активность. В ближайший год это будут пока нерыночные инвестиции. На полуостров сначала придут государственные, потом квазигосударственные структуры, а следом и частный российский бизнес. В более отдаленной перспективе – иностранный бизнес.

Можно провести аналогию с Северным Кавказом. В очень многих республиках, в той же Чеченской Республике, в последние годы мы наблюдали всплеск инвестиционной активности. Больше половины объема инвестиций в основной капитал приходилось на инвестиции из федерального центра.

Хотя российский бизнес в Крыму тоже может появиться следом. Сейчас и «Опора России», и «Деловая Россия» говорят, что их компании готовы инвестировать. Были заявления НЛМК о планах вложиться в полуостров.

ВЗГЛЯД: Как изменится характер экономики Крыма?

В. Г.: Очень резко ни один субъект Федерации, за исключением, наверно, Калужской области, структуру своей экономики не менял. И Крым, скорее всего, не исключение.

Калуга – это хороший пример, но это 150–200 км от Москвы – основного рынка сбыта автомобильной продукции. У Крыма нет рядом рынка сбыта, экспортный потенциал пока спорный, внутренний источник спроса сейчас небольшой, потому что уровень доходов населения по сравнению с Россией сейчас очень низкий.

Но на полуострове есть очевидные кластеры для развития: судостроительный, портовый, агропромышленный, особенно винодельческий сектор и, конечно, обширный туристический сектор. Плюс нефтегазовая добыча, в том числе на шельфе Черного моря. Газпром уже заявил, что намерен войти в капитал добывающей компании.

ВЗГЛЯД: При прочих равных у Крыма больший потенциал развития, чем у республик Северного Кавказа, Абхазии и Южной Осетии? Эффект от вложения и затрат государства и бизнеса в Крыму будет выше?

В. Г.: В ближайший год качественных изменений в Крыму пока не будет, хотя поднимутся зарплаты. Но в долгосрочном плане – да, потенциал больше. У Крыма внутренний потенциал выше, там есть промышленность, хоть и в не очень хорошем состоянии, там лучше инфраструктура изначально.

ВЗГЛЯД: Какой сейчас уровень у Крыма, какой будет?

В. Г.: Мы сейчас начали исследование инвестиционной привлекательности Республики Крым и оцениваем риски и потенциал региона на основе доступной официальной статистике Укрстата. Мы видим, что пока Крым находится на уровне республик Северного Кавказа. Большинство республик Северного Кавказа входят в группу либо с низким потенциалом и экстремальным риском, либо с низким потенциалом и высоким риском.

В Крыму, к сожалению, очень низкий платежеспособный спрос населения, есть потенциальные социальные риски этнического характера, связанные с крымскими татарами. Но в долгосрочной перспективе развитие полуострова будет более динамичным, чем на Северном Кавказе. Со временем все-таки эти риски станут существенно меньше.

Через три года Крым будет иметь потенциал со средним уровнем риска. Для сравнения – это Курская область сейчас. Это означает, что Крым через три года станет небольшим регионом (по площади) со средней компактной экономикой и средними относительно страны рисками инвестирования. Это, по сути, среднестрановой уровень риска.

Качественно в перспективе трех лет Крым выйдет на уровень ЮФО за пределами Северного Кавказа. Но сравнивать с южными российскими регионами я бы не стал, потому что они все крупные. У Краснодарского края и Ростовской области похожие природные условия с Крымом, но на фоне этих гигантов полуостров слишком маленький. Поэтому лучше сравнивать с черноземными регионами, с теми же Белгородской и Курской областями.

ВЗГЛЯД: Когда Крым станет регионом-донором?

В. Г.: При текущей бюджетной системе в России всего два региона-донора: Москва и Санкт-Петербург. Калуга сейчас подходит к тому, чтобы стать регионом-донором. Но для Крыма это перспектива как минимум пяти лет.

Текст: Ольга Самофалова

При полном или частичном использовании
материалов ссылка на ресурс обязательна.

Яндекс.Метрика