Грузчик по цене врача: лечить — не мешки ворочать
Бовт
Гелогий

журналист

15.07.2019 08:45

 

15.07.2019, 08:23

Георгий Бовт о том, почему квалифицированный труд в России так дешев

 
 

Хорошо развели всех с этой зарплатой грузчиков в «Шереметьево» в 200 тысяч рублей. И ведь поверили многие. Народ собрался бросить постылый офис с его унижающим человеческое достоинством open space и восстать из «планктона» в настоящие мужики. Говорят, там за смену перекидывают до 20 тонн чужого барахла.

Но потом оказалось, что не 200 тысяч, а вроде 45. А потом, что не 45, а все же 82-85. А когда было 45 тысяч, то настал коллапс, и люди багажа ждали по 2 часа. Если абстрагироваться от больной спины, то 85 тысяч – это тоже вполне прилично, хотя в Москве хватит только на еду, оплату коммуналки и кое-какую одежонку. На Курентзиса в консерваторию уже не сходишь.

Интересное в сети

СМИ: Россия построила «воздушный мост» для поставок Турции С‐400

Виктория Толстоганова рассказала о съемках интимной сцены с мужем

Отмечаем вместе

Как Светлана Ходченкова попала в секту?
 

Народ любит считать чужие деньги и стал сравнивать.

Это что же получается: грузчик получает больше средней зарплаты по стране раза примерно в два?! А как же ученые? А врачи с учителями?

Средняя зарплата учителя по стране – чуть выше 38 тыс. руб. В ЦФО – 53 тыс., в Москве еще выше. Врачи-специалисты даже в Москве, включая частные клиники, в зависимости от специальности, получают, как правило, весьма скромные 57-100 тыс. рублей. Средняя зарплата врача по стране – около 50 тыс., но это вместе с главврачами и к ним приближенными. То есть многие врачи – хуже грузчика.

Поскольку ученые стали бузить в связи с «реформой» Академии наук, то «набузили» себе повышение. В Московском регионе средняя минимальная зарплата научного сотрудника – более 130 тыс. рублей, но в регионах она – около 45 тыс. Можно сниматься и двигать в грузчики в «Шереметьево», либо в «Домодедово» (там около 72 тыс.), в иных местах на погрузочно-разгрузочных работах трудно будет рассчитывать на нечто выше тех же 40-50 тыс., даже в Москве. То есть, как ученым из провинции.

В советское время МНС, сидя на окладе в 120 рублей, тоже получал меньше слесаря или токаря на заводе, которые могли уходить за 250 и даже 300 руб. Так и сейчас, люди, получившие непонятно какое высшее образование, считают приемлемым околачивать груши за 45-60 тыс. в бессмысленном офисе или почитают за удачу устроиться «помощником пиарщика» в конторе по «event-making» за еще более смешные деньги. Нет бы учиться лет 10, не поднимая головы, чтобы пойти во врачи тысяч на аж 60, скажем. Эх, не понимают своего «счастья».

Интересное в сети

Как Антонио Бандерас борется с возрастным кризисом?

Финансист спрогнозировал курс рубля на ближайшие месяцы

ФИНАМ: В российских евробондах слабый позитив

СК начал проверку обстоятельств крушения вертолета в Подмосковье
 

Впрочем, как раз понимают. Получая что 45, что 85, что даже 140 тысяч, вы не сможете купить ни квартиру, ни машину без помощи, скажем, родителей. На образование детям (приличное, а не фейковое) вы не накопите, частная медицина вам будет доступна разве что по несложному случаю. А по сложному «бесплатная» медицина вас быстренько отправит в руки ФГУП «Ритуал».

Выйти на качественно более высокий уровень жизни вы не сможете ни за медианную (половина получает больше этого уровня, половина меньше), ни за среднюю, ни тем более за модальную (наиболее типичную) зарплату. Уровень оплаты труда для большинства населения обеспечивает в лучшем случае скромное существование, но не процветание.

Почему мы как нация разучились мечтать, почему никого особо не вдохновляют нацпроекты? Во многом потому, что люди бредут по жизни с опущенной головой и думают лишь о том, как дожить до зарплаты. 
Зарплат вокруг 100 тысяч (для Москвы, и 40-50 тысяч для регионов) худо-бедно хватает на текущие расходы, но всякое ЧП (типа рождения ребенка или, не дай бог, болезни серьезной) сразу низвергают вас в нищету, пробивая все «сетки безопасности», которые у нас давно прогнили. Попытки взять потребительский кредит лишь усугубляют положение.

В таких условиях «ценность» высшего образования и высокой квалификации стремится к нулю.

Образование не гарантирует высоких заработков, к этому надо приложить еще некоторые усилия. Устроиться куда-то «по блату», а лучше всего присосаться к теневым финансовым потокам. Именно они, а также воровство, прямая и скрытая коррупция являются одними из основных (хотя к ним все не сводится, успешные и честно зарабатывающие люди есть везде, но они – в ничтожном меньшинстве) средств вывода благосостояния на принципиально другой уровень, чем у основной массы населения. Именно они позволяют приблизиться к тем 3% населения, которым принадлежит 90% всех денег (речь о тех, что принадлежат физлицам) в стране.

Из этой узкой группы деньги ручейками растекаются, в том числе опосредованно, через одно-два промежуточных звена, по другим группам, которые можно назвать «обслугой» знати. Это не только гувернантки или водители, а также охранники, но и садовники, помощники по хозяйству, ландшафтные дизайнеры и всевозможные строители-ремонтники, а также учителя частных школ, репетиторы и много кто еще. Грузчики «Шереметьево» тоже где-то в этой цепочке, поскольку есть рыночный спрос на выезд из страны на отдых, для учебы, лечения (кто может себе позволить) или посещения зарубежной недвижимости. И на возвращение в страну для дальнейших заработков.

На грузчиках из «Шереметьево» перекос в оплате труда в нашей стране не заканчивается. Заработки тем выше в тех группах, даже если они заняты неквалифицированным трудом, чем ближе они в «социальной цепочке» к узкому правящему классу и высшей бюрократии.

Заработки высшей бюрократии, как известно даже школьнику, значительно выше их официальных зарплат, они получают «властную ренту», в том числе коррупционную. Именно интересы этого узкого слоя сверхбогатых людей во многом формируют систему цен (ценности они тоже формируют), жить в которой подавляющему большинству простых обывателей становится все дороже.

Есть и другой фактор, который играет в пользу людей физического труда: все большее число представителей новых поколений не умеют ничего делать руками. Не умеют произвести даже примитивный ремонт сантехники и электрики, не говоря о несложном ремонте квартиры. Эти люди считают работу руками ниже своего достоинства, полагая, что всякий раз нужно позвать через мобильное приложение «специалиста», который прочистит слив от стиральной машины за 7,5 тысяч рублей.

Распространена точка зрения, согласно которой всем наемным работникам у нас недоплачивают, оттого низка доля оплаты труда в ВВП страны. С этим утверждением легко согласиться. Достаточно сравнить наши цены и зарплаты с европейскими или американскими. Кстати, грузчик в нью-йоркском аэропорту JFC может рассчитывать минимально на 13,3 доллара в час, что при восьмичасовом рабочем дне (а в «Шереметьево» он 10 часов) позволит заработать 2500 долларов в месяц. И, кстати, лицензированный сантехник в той же Америке зарабатывает больше, чем рядовой представитель «офисного планктона». Зато врачи и учителя уверенно принадлежат к среднему классу, а то и к высшим его слоям.

По данным Росстата, в прошлом году на оплату труда в структуре ВВП приходилось 46,4%, и все последние годы этот показатель падает (в 2009 году - 52,6%). В США эта доля превышает 53% (причем у них еще и меньше доля налогов в ВВП - в два раза). Но в развитых странах ЕС в среднем этот показатель ближе к нашему – 48%. Так что тут дело не только в «низкой» оплате труда. Но и в несправедливом распределении доходов в целом и перекосах в системе оплаты труда в пользу «привилегированных» сфер экономики и таких же «привилегированных» категорий населения.

Вся экономика перекошена, стало быть, перекошена и система приоритетов на рынке труда и в его оплате.

Недавно правительство поставило задачу повысить долю оплаты труда в ВВП до 60%. Очередная несбыточная иллюзия. Теоретически, это можно сделать, лишь окончательно задавив бизнес социальным взносами. Но зарплата конкретных работников от этого не повысится. Более того, общемировой тренд сегодня – как раз снижение доли оплаты труда в ВВП. Людей заменяют роботы (то есть инвестиции в основной капитал), и этот процесс будет только нарастать. На смену высоким заработкам будут приходить социальные программы, льготы, налоговые преференции, а затем и «безусловный базовый доход». Некоторые экономисты на Западе давно говорят о пользе так называемых «вертолетных денег» («сбрасываемых» с воздуха, чтобы стимулировать потребление).

Западное общество заточено на то, что именно потребительский спрос является важнейшей движущей силой экономического роста. А вовсе не национальные проекты, от которых польза конкретным потребителям если и дойдет, то опосредованно. От бенефициаров этих проектов, принадлежащих к правящему классу.

О таком впрыскивании денег в экономику рассуждал еще Милтон Фридман в конце 60-х годов прошлого века: «Представим, что однажды прилетает вертолет и разбрасывает с неба над населенным пунктом дополнительные чеки на 1000 долларов, которые поспешно собираются жителями данного населенного пункта». Это неизбежно приведет к повышению спроса и цен, увеличив инфляцию. Но это и хорошо, в отличие от дефляции, рассуждал Фридман, когда все начинают потреблять меньше, чтобы дождаться падения цен. Такое падение ведет к экономической слабости.

У нас все не по Фридману, а по Эльвире Набиуллиной: ЦБ «таргетирует» инфляцию, держит ключевую ставку на высоком уровне в 7,5%, пока все центробанки мира готовятся к снижению учетных ставок. При этом кредитование зажато, производство не растет, цены «не слушаются» официальной инфляции в 4-5%, а растут в испуге от отечественного варианта импортозамещения, реальные доходы населения падают пять лет кряду. Экономические власти рапортуют о росте средних зарплат, особенно тех, что подпали под «майские указы». Однако многие из тех, кого вроде «осчастливили», недоуменно шарят по карманам: где же эти деньги? Медианная зарплата более показательна (она минимум процентов на 30% меньше средней по стране), но Росстат о ней предпочитает умалчивать. В условиях растущего разрыва между доходами начальства и простых работников он не хочет расстраивать начальство и разжигать социальное недовольство.

Низкий уровень зарплат сдерживает не только развитие экономики в целом, но и автоматизацию. А многомиллионный приток дешевой рабсилы из Средней Азии сдерживает не только механизацию, но и рост оплаты труда «аборигенов». Гастарбайтеры демпингуют на рынке труда.

Если бы их допустили до багажа в «Шереметьево» (там можно работать только гражданам РФ), то ставки зарплат тотчас упали бы вдвое, притом без всяких задержек с выдачей багажа.

По идее, нужны политические решения. Прямо в духе Трампа, который затеял строить стену на границе с Мексикой. У нас деньги на стену со Средней Азией, конечно, по большей части разворуют. Но не строят ее не поэтому. Дешевая рабсила вполне соответствует той структуре экономики, структуре приоритетов развития и характеру государства, которые сформировались в нашей стране. Вставший с колен и познавший свои права средний класс слишком некомфортен для тех 3% населения, которые уверены в том, что они уже все и всех купили и «переплачивать» больше не стоит. Мол, и так проживут, потерпят.

При полном или частичном использовании
материалов ссылка на ресурс обязательна.

Яндекс.Метрика