Магия чисел
Бовт
Георгий

журналист

09.05.2017 08:00

 

08.05.2017, 12:34

Георгий Бовт о том, что случилось с майскими указами спустя пять лет

 
 
Wikimedia
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  Майским указам Владимира Путина — 5 лет. Юбилей. На днях правительство снова отчиталось о ходе выполнения. Если продраться сквозь десятки страниц и таблиц с цифрами, то может показаться, что жить стало лучше, жить стало веселее. По многим направлениям есть неоспоримый явный прогресс. По версии правительства (опубликована 4 мая на его сайте), из 218 поручений, содержавшихся в 11 президентских указах от 7 мая 2012 года, снято с контроля и считаются выполненными 165, «91,7% от числа поручения, которые должны были быть выполнены к настоящему времени». Вообще-то 165 от 218 — это 75,69%. Опечатка (или вопрос в методике подсчета?) наводит на подозрение, что часть «выполнения» указов стала результатом статистических манипуляций.

Примечательна оговорка Путина, принимавшего отчет. Он заметил, что «нерешенных вопросов больше, чем того, что удалось сделать». Такая оценка — не сделано больше, чем сделано — дана им впервые с 2012 года.

 

Кстати, изначально вся ответственность за выполнение указов была возложена президентом на правительство и губернаторов. Указы (и 218 поручений по ним) не были ведь формально частью предвыборной программы и обещаний самого Путина. Его сначала избрали, выписав «мандат доверия», а затем он отдал эти распоряжения. За выполнение которых строго спрашивает с назначаемого им правительства и им же отбираемых губернаторов. В этом смысле наша политическая система еще раз выказывает своеобразие по сравнению с другими выборными системами.

Сам президент не несет формальной ответственности за выполнение этой программы. Он не с ней шел на выборы, строго говоря (в отличие, к примеру, от какого-нибудь Трампа, который не может спрашивать со своей администрации за то, что она не выполняет его обещаний). При наличии, разумеется, общеполитической ответственности за все происходящее в стране.

Попытка продраться сквозь бюрократические словеса и сопровождающие отчет таблицы (задано – выполнено) рождают второе подозрение: высокая степень успешности выполнения указов во многом обеспечена тем, что за результат выдаются такие трудно измеряемые, сугубо бюрократические свершения, как издание новых законов, регламентов, правил, систем оценок т.д. Общая сводная картина процентов выполнения по тому или иному указу на сайте правительства не представлена. За чем проглядывается типичная бюрократическая уловка мастеров отчетности: за обилием слов и цифр, подобранных выгодным образом для отчитывающегося, скрыта объективная картина состояния дел по конкретному направлению.

Подчас за однозначный успех выдается то, что на деле успехом считать трудно. Публикуемые по разряду «достижений» цифры не содержат необходимых уточнений относительно общей картины в той или иной области.

 
 
 
 
 

Например, индексация пенсий неработающим пенсионерам на 4% выдана как несомненное достижение правительства. Однако ничего не сказано о том, что данная мера стала отступлением от прежних правил индексации, которая помимо своих размеров касалась и работающих пенсионеров. Про пенсионные реформы написано очень много витиеватых слов, из которых должно создаться впечатление, что там повысилась эффективность и все оптимизировано лучше некуда и пр. Пытался найти что-то про замороженную (конфискованную на деле) накопительную часть пенсий аж нескольких поколений — не смог. Может, плохо искал, так хорошо закопали.

Хотя на полное выполнение майских указов отведено еще два года, более половины из них давно выполнены. Поскольку выполнением считалось формально составление каких-нибудь перспективных планов, стратегий развития и прочего бумажного бюрократического продукта, от которого ни экономике, ни населению никакой пользы нет.

Одним из блестящих примеров манипуляции статистикой является, на мой взгляд, пример с так называемыми высокопроизводительными рабочими местами, которых было велено создать не менее 25 миллионов, и не менее трети рабочей силы. Оглянувшись вокруг, можно недоуменно воскликнуть: какие-такие 25 млн высокопроизводительных/высококвалифицированных мест? Кругом по-прежнему миллионы гастарбайтеров.

Но в отчете правительства говорится: не верь глазам своим, у нас этих высококвалифицированных уже полно, а будет еще больше. Уже в 2012 году «численность высококвалифицированных работников… составила 19,01 млн человек (доля в численности квалифицированных работников — 30,4%), за 2013 год — 19,7 млн человек (31,5%), за 2014-й — 20,1 млн человек (31,9%), за 2015-й — 20,7 млн человек (32,5%), за 2016 год — 20,7 млн человек и 32,2% соответственно». При этом — внимание! — «наибольшее число высококвалифицированных работников в 2016 году приходится на сферу образования — 3544,1 тыс. человек (17,08% от общей численности высококвалифицированных работников)».

При этом что такое высококвалифицированное/высокопроизводительное рабочее место — никто не знает, нигде это не определено четко. Наивный человек может подумать, что это некто сродни роботу-андроиду, владеющий мудрыми софтами и приборами. А вовсе не замордованная начальством и работой на две ставки училка («работник образования»). Но решили считать просто по уровню средней зарплаты на предприятии. Ни современные технологии, ни даже производительность труда тут ни при чем. А поскольку формально уровень зарплат в той же системе образования вырос (ниже о том, с помощью чего именно), то работники этой сферы — в первых рядах по числу таких мест. Зато вместо 14 тыс. по плану было создано 44 тыс. мест для инвалидов. Что здесь результат резкого улучшения отношения к инвалидам, а что результат статистических упражнений — сказать трудно.

Другой пример статистического лукавства. Производительность труда, согласно указам, надо было повысить на 50%. По этому показателю — полный провал: по состоянию на прошлый год рост за все время выполнения указов — лишь 4,1%. Поэтому вместо невыгодной общей картины акцент делается на показатель в неких «интегрированных структурах», где рост в среднем составил 8,8%.

Выделены АО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (рост 29,2%), АО «Концерн ВКО «Алмаз – Антей» (28%), АО «Объединенная судостроительная корпорация» (23%), ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация» (14,7%). То есть рост производительности произошел за счет резкого увеличения числа военных заказов. Но в указах Путина говорилось, что ВПК должен был стать локомотивом развития гражданской экономики. Этого не произошло и не происходит — воспроизводится советская, по сути, модель. Она уже привела нас в тупик однажды.

С ростом средней реальной зарплаты — примерно та же история. Никаких 40–50% нет и не предвидится.

Инвестиции в основной капитал также не растут согласно предписанному графику. В 2015 году они должны были составлять 25% ВВП. По факту — менее 20%, в 2016 году — 20,4%.

Важным экономическим показателем для многих стран является число выданных ипотечных кредитов, а также ставка по ним. В этой части в отчете применен отработанный бюрократический прием: оперируй абсолютными цифрами (чем они больше, тем лучше), избегай процентов. По абсолютным показателям задача, установленная на 2018 год (815 тыс. кредитов в год), была выполнена в прошлом году: выдано более 856 тыс. ипотечных кредитов. Однако согласно тем же указам, ставка по таким кредитам должна превышать уровень инфляции не более чем на 2,2%. То есть быть явно ниже 9–10%. На деле ниже 12% найти практически невозможно. Ипотека для так и не сложившегося среднего класса России сродни непосильной кредитной кабале. В этом году была свернута программа господдержки (субсидирования) ипотеки, в результате чего объемы кредитования в первые два месяца текущего года рухнули на 40%. Но об этом и причинах свертывания программы правительство умалчивает.

Часто в качестве показателя выполнения майских указов приводят зарплату бюджетников, прежде всего учителей и врачей. Тут к выполнению плановых показателей удалось приблизиться в наибольшей степени. Однако и это стало, несмотря на объективный прогресс, в значительной степени результатом манипуляций с цифрами. Пару лет назад поменяли методику расчета отчетной зарплаты врачей и учителей по регионам: вместо общей средней зарплаты как уровня для сравнения взяли за основу «среднемесячный доход от трудовой деятельности» (на примерно 4 тыс. руб. ниже). Бюджетникам резко «стало лучше».

По Росстату, в прошлом году средняя зарплата врачей в России уже превысила 50 тыс. руб. Средний медперсонал должен получать в среднем 28 тыс., младший — 18 тыс. В 2017 году врачи должны получать 180% аж от средних доходов по региону (вообще-то по указам надо 200%, но показатель и тут скорректировали). А вот по данным фонда «Здоровье», более 50 тыс. руб. получает лишь каждый 20-й врач, а более половины их на одну ставку зарабатывают менее 20 тыс. Правительство рапортует: число врачей по стране увеличилось в прошлом году на более чем 800 человек.

А люди, сведущие о состоянии дел в медицине, уточняют: повсеместно ради выполнения указов идет укрупнение или ликвидация медучреждений, выполнение показателей по зарплате достигается за счет сокращения штатов и совместительства. Работа на одну ставку становится редкостью. Либо ее начинают считать как полставки, либо доктора работают на две, а то и две с половиной. Примерно такая же картина с учителями школ и преподавателями вузов.

В медицине при этом есть ряд объективных успехов. Смертность от болезней системы кровообращения снижена до 614,1 на 100 тыс. населения (план был 640,4 случая к 2018 году). Лучше плановой ситуация с туберкулезом. И заметно лучше с младенческой смертностью.

Однако хуже по числу онкозаболеваний (хотя выросла выявляемость на ранних стадиях). О причинах ликвидации ряда целевых программ в области здравоохранения (в том числе по онкологии) в отчете ни слова. Об эпидемии СПИДа в стране и сокращении целевого финансирования в этой области — тоже ни слова. А независимые эксперты говорят еще, что в медицинской среде существует практика подгонки отчетности по тем направлениям, по каким ведется мониторинг.

Возможно, более объективную картину о состоянии дел в медицине, образовании, а также ЖКХ могли быть дать подробные социологические опросы на эту тему — об ощущениях не чиновников, а самих граждан.

Стало ли им легче получить качественную и своевременную медпомощь бесплатно, довольны ли они уровнем бесплатного образования детей? Стала ли прозрачнее работа государственных органов помимо того, что, безусловно, стало удобнее общаться с этими органами через «одно окно» (МФЦ, пожалуй, одно из несомненных достижений последних лет)? Но таких подробных опросов как-то не публикуют.

Общие же цифры говорят, что по-прежнему на первом месте среди страхов и обеспокоенности россиян остаются тарифы ЖКХ, ухудшение качества медицины, а также общее экономическое неблагополучие. Так, по опросу конца прошлого года (данные ВЦИОМ), бедной россияне считают семью, где доход на каждого ее члена меньше 15,5 тыс. руб. в месяц. Такой доход имеют 43 млн человек в стране (из примерно 75 млн общей рабочей силы). Однако недавно премьер Дмитрий Медведев постановил снизить официальный прожиточный минимум до 9691 руб. на душу населения (вместо прежних 10 466 руб.).

Проблема массовой бедности в стане, по сути, никак не отражена в текущей работе и публичной риторике властей. Она замалчивается.

В ходе последней масштабной ревизии хода исполнения майских указов «Общероссийский народный фронт» полностью выполненными посчитал не более 16% указов (посчитав не по числу поручений — 218, а по числу пунктов в них, которых 402). Исполнение 53% указов (90 пунктов) требует доработки. А 53 пункта вообще не исполнены.С тех пор прошло несколько месяцев. Вряд ли ситуация кардинально улучшилась.

При этом, повторим, многие положения указов можно считать действительно исполненными по всем параметрам.

Однако если считать, что в момент своего подписания они в целом были восприняты обществом как оптимистичная заявка на рывок в будущее, рывок в темпах экономического развития страны, в уровне и качестве жизни населения, то сегодня нет ощущения, что такой рывок состоялся.

По идее, это должно означать, что в ходе новой президентской предвыборной кампании продать те же идеи второй раз без привлечения к ответственности тех, кто не в полной мере справился с задачами, поставленными в 2012 году, не получится. Но это, разумеется, проблема прежде всего правительства.

При полном или частичном использовании
материалов ссылка на ресурс обязательна.

Яндекс.Метрика