Москва смогла напугать чешских русофобов без всякого яда
Крутиков
Евгений

политолог

29.04.2020 10:15

 

   
 

Некоторые чешские политики пытаются создать очередной миф о «русских киллерах-отравителях». По утверждению чешской прессы, жертвами яда рицина, привезенного в российское посольство в Праге из Москвы, должны были стать люди, ответственные за снос памятника маршалу Коневу. Есть основания полагать, что эти люди действительно испугались действий Москвы – но отнюдь не киллеров и не отравления.

В изложении чешских журналистов все происходило примерно следующим образом. 23 апреля в аэропорт имени Вацлава Гавела в Праге из Москвы прилетел мужчина с дипломатическим паспортом. Там его ждала машина с дипломатическими номерами российского посольства, которая и отвезла его в пражский исторический район Дейвице, тот самый Прага 6, где располагаются все российские загранучреждения – от посольства до бизнес-центра, православной церкви и посольской школы. Попутно там еще с десяток иностранных посольств, включая китайское, сирийское, нидерландское и Саудовской Аравии.

До недавнего времени там же стоял и памятник маршалу Коневу. А летняя резиденция приматора (мэра) Праги Зденека Гржибы так и вовсе окно в окно с российским посольством.

Безымянные источники сообщили чешской газете, что у пассажира был портфель. А в нем находился смертельный яд рицин, которым «русский киллер собирается отравить» нескольких пражских муниципальных деятелей, «вызвавших гнев Москвы». Конкретно Ондржея Коларжа, старосту района Прага 6, одного из главных идеологов и моторов сноса памятника маршалу Коневу, старосту захолустного района Ржепорье Павела Новотны за призывы установить памятник власовцам и попутно самого приматора Праги Зденека Гржибу за переименование исторической площади Под каштанами, где расположено российское посольство, в площадь Бориса Немцова. Все трое еще до приезда таинственного русского с рицином в портфеле получили госохрану, о чем и сообщила газета Respekt.

Оставим для школьников вопросы о том, как именно чешские спецслужбы выяснили, что находится в портфеле человека с дипломатическим паспортом. И как они определили, что это именно рицин (вообще-то это белый порошок без запаха и какого-либо особого спектрального свечения). Наверное, чехи овладели древним искусством видеть невидимое. Недаром Прага в Средневековье считалась европейским центром алхимии. Не будем и спрашивать, почему они не попытались пресечь ввоз рицина (в шесть раз более токсичного, чем цианистый калий) на свою территорию.

И не надо ссылаться на дипломатический паспорт. Существуют десятки способов отделить владельца дипломатического иммунитета от его поклажи. Включая банальный бытовой конфликт. А если вы портфельчик из рук выпустили, то он уже не дипломатическая собственность (если на нем соответствующей сургучной печати нет) – досматривай не хочу. Вот поэтому дипкурьеры и носят их прикованными к руке.

Всю эту ересь про рицин, «русского киллера» и планируемое покушение на трех муниципальных работников Праги публикует Ондржей Кундра – журналист в Чехии известный и заслуженный.

 

У него есть премии. Ранее он в основном разоблачал коррупционеров на госзакупках, но после 2014 года вектор его работы существенно изменился. В 2016 году он написал книгу «Шпионы Путина», из которой даже сделали аудиовариант и тоже номинировали на местную премию. Ее краткий смысл – Чехия пронизана российскими шпионами, начиная с окружения президента Милоша Земана. Далее Кундра еще несколько раз разоблачал российские «шпионские сети».

Последняя такая история была в прошлом году, когда поймали целую группу хакеров, давно живших в Чехии, имевших чешское гражданство и что-то потихоньку подворовывавших. Глава контрразведки Куделка, пребывающий в вечном конфликте с президентом и правительством, раздул из этого фантастическую историю, в чем ему очень помог Ондржей Кундра и издание Respekt. Кундра теперь считается главным специалистом Чехии по «русским шпионам» («Чешские граждане на службе у ФСБ», «Путин-завоеватель», «Чешские выборы под российскую диктовку?» – это типичные заголовки его текстов). В этом контексте вполне возможно, что ведомство Куделки может чем-то с ним делиться.

Но все-таки увидеть рицин сквозь портфель оно не может. Эта очевидная ересь имеет целью создать вокруг трех муниципальных деятелей Праги атмосферу страха.

И дело тут в том, что Коларж (именно он в первую очередь), Новотны и Гржиба реально испугались – но отнюдь не рицина. И пока что это первый случай, когда даже иллюзия угрозы преследования из Москвы вынудила зарвавшихся местных работников ЖКХ из Восточной Европы сдать назад.

Развивались события так.

В случае с памятником Коневу Коларж-младший шел напролом, язвил, сыпал анекдотами про коронавирус. А экспертную оценку последствий сноса памятника заказал своему отцу – послу Петру Коларжу, который сейчас трудится в англо-американской юридической фирме Squire Patton Boggs, входящей в двадцатку крупнейших транснациональных юридических контор мира.

Этот факт привлек внимание главы российского МИДа Сергея Лаврова, который поручил разобраться. Кроме того, Лавров сказал: «Действия этого муниципалитета Праги иначе как возмутительными и циничными назвать трудно. Мы очень надеемся, что чешская сторона осознает риски дальнейшего усугубления этой ситуации».

Фраза про «риски» исключительно болезненно отозвалась в чешских душах. Не хотелось бы обобщать, но где-то примерно со времен Яна Жижки чехи не проявляли особого желания защищаться (события 1938 года для понимания), а склонны без повода паниковать.

После слов Лаврова о «риске» началась эпоха переписки министра обороны России Сергея Шойгу с доступными ему по рангу чешскими чиновниками. Шойгу обращался к министру обороны Чехии Любомиру Метнару с предложением решить вопрос миром и цивилизованно перенести памятник Коневу в Россию. С аналогичным письмом обратились и члены семьи маршала Конева. Посредниками выступили словаки, которые предложили Праге разместить памятник маршалу-освободителю на словацкой территории. Из чешского МО ответили в том духе, что у нас очень демократическое государство, памятник как предмет принадлежит муниципальным властям. А они в Чехии пользуются огромными правами автономии. Мы, мол, бессильны.

Вот именно в этот момент Сергей Шойгу, исчерпав дипломатические методы, обратился в Генпрокуратуру РФ и к председателю Следственного комитета РФ Бастрыкину с просьбой возбудить дело «о привлечении к уголовной ответственности представителей государственных и местных органов власти зарубежных государств, которые причастны к сносу мемориальных сооружений, увековечивающих память погибших граждан Советского Союза».

Следственным комитетом России было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 354.1 УК РФ «Осквернение символов воинской славы России, совершенных публично».

 

МИД Чехии решил сопротивляться. В его ноте было заявлено, что «Преследование иностранным государством демократически избранных [чешскими избирателями] представителей [муниципальных властей] за их действия, связанные с выполнением [предоставленного избирателями] мандата, недопустимо. Российское законодательство, имеющее к тому же обратную силу, не будет исполняться в Чехии». Кроме того, чехи «выкатили ответку», потребовав «надлежащим образом» сохранять памятники и захоронения чешских легионеров времен Гражданской войны. Президент Земан назвал деятельность собственного МИДа «глупостью», но его привычно никто не слушает.

Вся эта переписка и возбуждение в России уголовного дела пришлись на начало апреля, то есть до физического сноса памятника. Сейчас же источники газеты ВЗГЛЯД в Праге сообщают, что Коларж-младший, Гржиба и Новотны реально испуганы тем, что Россия намерена обратиться в Интерпол и объявить всех троих международными преступниками. Понятно, что далеко не во всех странах отделения Интерпола будут исполнять на деле стоп-лист, но угроза более чем конкретна. И это реально первый случай, когда даже иллюзорная угроза из Москвы нагнала страху на персонажей, до этого открыто глумившихся над Россией и русскими.

Отсюда и фантастическая история с рицином. Публикация подобного рода страшных сказок – прямое свидетельство того, что в Чехии очень близко к сердцу восприняли именно угрозу юридического преследования Россией за подобного рода акции глумления. Неожиданно выяснилось, что это действенная мера. Люди реально испугались.

Может быть, стоило проявить такую жесткость чуть раньше. И уж точно не следует останавливаться: «список Конева» можно расширить и на некоторые другие страны Восточной Европы и конкретно на особо реактивных персон. Да, памятники и воинские захоронения в ряде случаев действительно управляются местными властями по соглашениям еще 1990-х годов, но ситуация резко изменилась за последнее время. Раз эти задергались, то и другим призадуматься.

 

При полном или частичном использовании
материалов ссылка на ресурс обязательна.

Яндекс.Метрика